Вход на сайт

Войти (создать анкету), используя

Войти через Mail.Ru Войти через Одноклассники Войти через ВКонтакте
Mail.ru OK.ru VK.com
Подождите, идет получение данных.

Блог пользователя Ирина, Россия, Москва

Поиск по блогам
Ирина, 47, Россия, Москва.
Была 24.04.2018 23:12
Все посты в её блоге
1
14.03.2018 21:24

«Хорошая девочка» — не комплимент Автор – Сара Пауэрс

“Осмелиться ставить границы — значит обладать достаточной храбростью для того, чтобы отстаивать себя, даже рискуя расстроить этим окружающих”

Брене Браун

Когда я училась в 7 классе, я переехала в другой город и пошла в новую школу. Я переживала и волновалась, как у меня получится справиться в этом новом мире без единого друга. А что если я никому не понравлюсь?

В свою первую неделю в новом месте я зашла в школьную столовую и услышала, как две девочки зовут меня за свой столик. Я с облегчением выдохнула, подумав, что, может быть, у меня есть шанс завести друзей. Я подошла к ним, широко улыбаясь.

Одна из девочек сладко улыбнулась и спросила: «Нам просто было интересно, почему ты ходишь, задрав нос. Ты думаешь, что ты лучше других, что ли?». Они захихикали и начали говорить еще более мерзкие вещи, суть которых я точно не помню.

Это был удар. Я раньше никогда не сталкивалась с буллингом и не представляла, как поступить в подобной ситуации. Хотелось бы сказать, что в тот момент я собралась с силами, встала и сказала им, куда они могут засунуть свое мнение. Но я этого не сделала.

Я почувствовала, что кровь прилила к щекам, а в груди появился комок. И я сказала им «извините». Не очень представляю себе, за что я извинилась, но я ждала, что они поймут, что ошиблись, и я, наконец, заслужу их одобрение. Но они лишь молча смотрели на меня так, как будто перед ними человек с тремя головами.

Этот день занимает особое место в моей жизни, потому что я очень отчетливо помню возникшее тогда чувство: для того, чтобы быть принятой, мне нужно быть другой. Мне нужно было быть старательной и делать все, что ни потребуется, чтобы обязательно нравиться другим людям. Я встала на путь хронического стремления радовать других людей.

Прошло 25 лет, а неосознанная привычка вкладывать огромное количество энергии в то, чтобы нравиться другим людям, до сих пор никуда не исчезла. Я по-прежнему стараюсь не раскачивать лодку и двигаться очень осторожно, чтобы не вызывать слишком большую волну.

С самого раннего возраста я ненавидела конфликты и неудобные ситуации и избегала агрессивных и злых слов. Быть миротворцем у меня в крови. Я всегда была тихим ребенком и однажды решила, что у меня недостаточно громкий голос для того, чтобы хоть кого-то перекричать. Мне казалось, что легче решать все миром, и я научилась сглаживать острые углы, а то и вовсе занималась их лакировкой.

Я легко сливалась с фоном, была наблюдателем, а не участником. Это моя зона комфорта. Я была тем, кто не мутит воду, не вызывает проблем и никого никогда не расстраивает.

Моя установка, которой я придерживаюсь автоматически, — позитивно смотреть на вещи и искать что-то хорошее в любой плохой ситуации. Пытаться все сгладить и облегчить дискомфорт окружающим меня людям. А если я не могу сгладить ситуацию, я отступаю, потому что сама мысль о том, чтобы оказаться в центре конфликта, очень пугает и изматывает. По своей сути я — анти-гнев.

Эти мои черты часто выручали меня во многих ситуациях. Они сделали меня беспристрастной. Помогали оставаться спокойной и устойчивой. Я очень хорошо улавливаю настроение людей вокруг меня практически в любой ситуации. Легко разбираюсь во всех хитросплетениях взаимоотношений. Будучи по натуре истинным интровертом, я черпаю силы в молчании, а не в словах.

Я благодарна этой части меня, которую так часто скрываю от других. Знаю, что многие действительно видят во мне хорошего и приятного человека. Но чем больше людей говорят мне, как приятно иметь со мной дело, тем лучше я понимаю, что это отнюдь не комплимент.

Действительно ли «девушка, с которой приятно иметь дело» — это именно тот след, который я хочу оставить в этом мире? Я хочу, чтобы обо мне помнили как о человеке, с которым приятно иметь дело? Нет! Я хочу большего.

Приятный — это сговорчивый и уступчивый. Вежливый. Но «приятный» не говорят о человеке, в которого мы верим. Слово «приятный» не показывает, где проходят наши границы.

Когда мы думаем о людях, которыми восхищаемся, нам приходят в голову совершенно фантастические люди. Но, честно говоря, большинство из них вряд ли можно назвать приятными. У них есть характер и цельность. Они отзывчивы и добры. Но это не то же самое, что быть приятным. Отзывчивости и доброте нужна смелость и границы. У «приятных» людей их нет.

Например, я работаю вместе с человеком, которым восхищаюсь. Это сильная и уверенная в себе женщина. В ней есть изящество и цельность. Она прямая и настоящая и очень четко обозначает свои границы. Она твердо защищает свою правду. Ее, похоже, мало заботит одобрение или оценка окружающих.

Она знает, кто она, и ей очень легко быть собой. Меня изумляет то, как она идет по этому миру — не только вызывая уважение, но и проявляя к людям сочувствие и доброту. И я хочу быть такой.

Я поняла, что для того, чтобы быть добрым и отзывчивым, нужно сначала позаботиться о собственных четких границах. Иначе попытка быть для всех «приятным» загонит в угол недовольства, обид и неприязни.

Но как измениться, если ты так запрограммирован на то, чтобы пытаться всем нравиться? Это постепенный процесс, который предполагает пересмотр когда-то усвоенных правил о том, как правильно себя вести. Речь идет о том, чтобы не бояться быть собой и позволить миру ощутить ваше наличие, дать почувствовать то, что вы реально существуете. Не быть невесомым и незаметным, а показать свой вес.

Брене Браун, мой личный герой, определяет аутентичность и «самость» как «навык всякий раз отпускать то, кем мы предполагаем, мы должны быть, и приветствовать то, кем мы на самом деле являемся». Нужно найти способ ослабить хроническую потребность нравиться другим и найти в себе смелость показать свою сущность, себя настоящего и уязвимого.

Первый шаг к тому, чтобы извлечь на свет самих себя, состоит в том, чтобы поймать тот момент, когда мы себя теряем. Вы чувствуете обиду? Для меня обида — это красный флаг. Обычно она означает, что я не очень четко установила границы. Это первый признак того, что я трачу слишком много энергии, беспокоясь о том, чтобы не побеспокоить других.

Следующий шаг — посмотреть, откуда идет обида. Какую границу вы не очень четко обозначили? Что-то беспокоит вас в ситуации, которую вы недостаточно четко с кем-то проговорили? Вы задвинули свои чувства куда-то подальше для того, чтобы не обидеть других?

Нужно четко разграничивать, что для нас хорошо, а что нет, чтобы иметь возможность четко сигнализировать об этом окружающим. Только мы можем решать, что приемлемо в нашей жизни, а что нет. Поразмышляйте над этим и запишите свои соображения на бумаге предельно конкретно:

1. Мне обидно, потому что…

2. Это означает, что я нечетко выразил что-то, меня волнующее. Именно здесь мои границы были нарушены…

3. Вот так мне нормально…

4. А вот так ненормально…

Когда я начинаю проделывать эту внутреннюю работу, выясняется, что чувство обиды и злости обычно направлено не на другого человека. Оно направлено на меня. Я чувствую себя разочарованной в том, что не осталась верна моим ценностям, сама не обеспечила себе то уважение, которым я так щедро делюсь с остальными.

Я научилась тому, что самоуважение, границы и сопереживание другим идут рука об руку. И они плохо существуют друг без друга. Избегание или убегание от конфликтных ситуаций не помогает установить границы. Хотя часто это более комфортная дорога, но следование ей чревато обидами и стыдом.

Быть самим собой требует смелости. Учиться проходить через дискомфорт установления границ несет с собой риски. Мы рискуем не понравиться кому-то. Рискуем получить неодобрение. Но думаю, риск стоит того, чтобы научиться уважать себя.

Давайте стараться не бояться быть самим собой. Быть смелыми, быть настоящими и неидеальными. Испытывать сочувствие, быть добрыми и честными. Ведь это, право слово, лучше, чем ограничивать себя словом «приятный»?
47
0
19.02.2018 23:24

Жена написала: «Я не люблю тебя» Никита Плащевский

Однажды я получил от жены письмо. Нет, я не был в другой географической точке, иногда мы пишем друг другу, когда говорить совсем не просто.

В этом письме были такие слова: «Я не люблю тебя. Ты хороший и все такое, дело не в тебе, просто поняла, что не люблю, и ничего поделать с этим не могу, а главное, не хочу. И думаю о расставании, так как продолжать жить вместе — нечестно».

Это было, мягко говоря, неожиданно. На тот момент мы были вместе 20 лет, венчаны, воцерковлены, родители троих детей, жили дружно, без громких ссор и скандалов, не было ничего, что позволило бы сказать — ну вот, произошло то, что должно было произойти.

Понятно, я не идеален, но я любил свою жену, не давая ей никаких поводов для ревности или недовольства. Напротив, на тот момент ее карьера была на взлете, я взял на себя заботу о доме и детях, а чтобы она была в хорошей физической форме, выучился на массажиста, готовил ей вкусную и полезную еду. И как мужчина я не урод и «в полном расцвете сил».

В общем, заявление это было очень неожиданное и болезненное.

В силу финансовых ограничений мы не могли разъехаться и договорились жить пока так, в разных комнатах, как соседи. Что там происходило с женой, было, конечно, очень интересно, однако главным вопросом было все-таки другое: как быть мне?!

Собрать сумку и уйти: мол, окей, хорошо, не любишь так не любишь, не можешь быть женой — не будь, твой выбор? Или требовать быть женой «через колено» и батюшек, потрясая свидетельствами о рождении детей и венчании? Или выгнать ее, пусть не любит меня в другом месте?

Вообще, что такое «брак», «жена», «любовь» и «быть вместе»? И когда «жена» перестает быть «женой»? Вот если бы мою жену сбила машина, и она превратилась бы в «овощ», жена она мне или не жена? Мне тогда искать другую, которая не «овощ» и выполняет свои функции? А где грань? Где тот список функций, что жена должна, а чего нет? И в каком объеме, в каком качестве? И кто определяет этот набор опций?

Ответ оказался простым: пока жена жива и не выбрала другого мужчину, она моя жена, и моя задача — любить ее и заботиться о ней с поправкой на конкретную ситуацию. Во всяком случае, до тех пор, пока есть силы. И если моя жена сегодня не хочет меня видеть, значит, моя любовь к ней будет заключаться в том, чтобы не попадаться ей на глаза.

Это как с рукой: есть более красивые, сильные, искусные руки, но самая лучшая и самая подходящая для меня рука — моя. Так и здесь. Лучшая для меня жена — моя. Здесь все слова ключевые. Эту жену и эту ситуацию дал мне Бог, а Он меня любит, и значит, так надо.

Через полгода кризис закончился, и жена полюбила меня так, как никогда не любила, и сегодня наши отношения такие, какими никогда не были и никогда бы не смогли стать без этой «нелюбви».

Полгода я любил жену «по-соседски». Это было непросто.

Пожалуй, никогда я так не молился и не тянулся к Богу.

За это время я многое понял и тоже написал жене письмо.

В нем я говорил о том, что можно что-то друг другу пообещать, о чем-то договориться, многое друг для друга делать, иметь общую постель, жить под одной крышей — и не быть вместе. Все это может быть проявлением «мы», однако не является его сутью. И напротив, можно быть далеко, можно молчать, ничего друг другу не обещать и ни о чем не договариваться, и быть — вместе.

Можно даже умереть — но даже в этом случае «мы» останется. Такое настоящее «мы» — это что-то свыше, возможно, совершаемое на Небесах, однако при этом обязательно, сознательно и свободно принятое каждым здесь, на Земле. Это решение, что да, теперь есть не только «я», что отныне существует «мы».

По-настоящему выбрать стать таким «мы» может только настоящее и зрелое «я», которое уже не нуждается в другом. Такое «я» научилось быть в одиночестве, такое «я» самодостаточно, нашло источник жизни на тех самых Небесах, в Боге.

Это новые отношения. Это бабочка в ладонях. Причем одна ладонь твоя, другая — моя. В таких отношениях я двигаюсь ровно настолько, насколько готова ты, а ты — настолько, насколько сама этого хочешь. И насколько могу тебе позволить я. В таких отношениях нет жесткого «ты мне должен», это горячее и нежное рукопожатие без требований и ожиданий, настолько горячее и крепкое, чтобы, не обжигая, дарить друг другу тепло, и настолько внимательное и нежное, чтобы бабочка осталась живой.

У меня больше нет условий. Я люблю именно тебя.
162
0
19.02.2018 22:28

В любой непонятной ситуации – выпрямляйте спину. Анна Марченко

Я прочитала замечательную книжку. Называется «Счастливая девочка». Удивительно, почему до Нины Шнирман никто не додумался до такого прекрасного названия — а ведь это так просто: в детстве девочки, да и мальчики тоже, обычно счастливы.

Этой девочке в 1939 году три года, ее старшей сестре — пять, а младшая только родилась. Удивительно также, как их папа, крупный военный инженер, остался цел и невредим, и хочется для себя решить, что это сказочное допущение, но вот о нем статья в википедии, Георгий Львович Шнирман, все так и есть.

Они действительно все очень счастливы — Папа, Мама, Бабушка, Эллочка, Нинуша и Анночка. Сначала кажется, что они живут в огромной профессорской квартире, хотя бы потому, что одна из комнат называется столовая, но потом оказывается, что она же и папин кабинет, и спальня родителей, а три девочки и бабушка спят в детской. Каждый из персонажей напоминает кого-то знакомого: Бабушка — как у Маруси Орловой, мама — тоже как в «Первокласснице» и еще в «Динке», и три сестры тоже как будто из «Динки» — так же спорят за место поближе к маме, так же трогательно поддерживают друг друга в трудное время, так же вредничает порой всезнающая старшая. Только все они гораздо взрослее героинь Осеевой — те все-таки еще барышни, а этих времена обязывают: в эвакуации семилетняя отоваривает карточки, пятилетняя моет пол и гуляет с двухлетней, а та рассудительна необычайно.

И вот что самое главное — хотя дело происходит в глубоко советские годы, в их семье сохраняется… дух? воспитание? внутренний стержень? И в мелочах, в деталях, и в самых важных вещах. В конце общего обеда мама разрешает всем выйти из-за стола, даже из-за простого деревянного, сколоченного в эвакуации; дети умеют выражать свои чувства и желания, и задавать вопросы, которые их волнуют, и получают на них серьезные ответы. Чувство собственного достоинства и свобода, вот что это, и с ними можно жить даже в советской действительности. В школе учительница пытается унизить и не выпустить в туалет — спокойно, глядя ей прямо в глаза, повторить свою просьбу, а затем молча выйти из класса. В пионерлагере взрослые заставляют петь с ними поздним вечером, когда нет сил — «Спасибо, но мне пора спать». И в то же время априорное доверие взрослым — в густом тумане подойти к первому встречному и сказать: «Здравствуйте! Я заблудилась. Мой адрес такой-то. Проводите меня, пожалуйста, домой».

Самый удивительный человек с этой точки зрения — Бабушка. Девочки думают, что в ее жизни было какое-то чудо, после которого она стала такой… необыкновенной. Она не делает ничего особенного, но так держится, что перед ней расступается толпа, стихает спор, открываются закрытые двери. Человек старой закалки в лучшем, дореволюционном смысле этого слова. По всей видимости, и верующий человек, но прямо об этом не говорится.

И тут же мне попадается на глаза интервью Ольги Седаковой, в котором она рассказывает о людях дореволюционного воспитания, «из бывших». Борис Андреевич Успенский в университете говорил ей: «Вы последнее поколение, которое видит этих людей, запомните их». Не так уж много эти люди успели до революции — возможно, окончить гимназию, но было в них что-то, позволяющее безошибочно отличать дурное от доброго (невольно сбилась на другую цитату, в тексте — хорошее от нехорошего). Следующему за ними поколению уже надо было искать какие-то доводы, аргументы, спорить, рассуждать и все-таки ошибаться, — а эти люди всегда знали наперед совершенно точно: «Это нехорошо», и у них не было сомнений, как поступать.

Слова «внутренний стержень» не произносятся, но подразумеваются, потому что вслед за этим Седакова начинает говорить об осанке. О том, как эти люди умели спокойно стоять, ни на что не опираясь, свободно и красиво, а нам всегда — хоть в метро, хоть где — надо к чему-нибудь прислониться, сползти по стеночке, присесть, и даже садясь, мы стараемся на что-нибудь облокотиться. Сразу вспомнился персонаж из «Месс-менд» Шагинян, потерявший человеческий облик вместе с опорой в позвоночнике и ходивший в специальном корсете, а когда его разоблачили, он опустился на четыре лапы и побежал.

И еще вспомнила толкование Псалма 1 у Аверинцева: «Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей». Оказывается, три этих глагола — ходит, стоит и сидит — в подлиннике обозначают именно постепенную деградацию, связанную со сползанием человека из прямостоящего образа в животное обличье, растекающееся уже по земле непотребство.

А дальше Седакова говорит, что даже в XIX веке люди стояли уже не так, да что там — и в эпоху Возрождения разве что Давид Микеланджело стоит как надо, а вообще последние, кто знал толк в стоянии, — это древние греки. Это их античные скульптуры полны красоты, свободы и внутренней силы. На этом месте я мучительно стала вспоминать — где же так стоял какой-то герой, у Льюиса или у Честертона, нет, скорее, у Льюиса… в Нарнии? Но где? От него веяло именно этой необыкновенной свободой, и покоем, и в то же время внутренней силой, объединявшей его с природой… Вспомнила! Мерлин в «Мерзейшей мощи», когда появился на пороге в Сент-Энн.

Да, нынче так стоять не умеют. Какое там — лучшей позой, символом уюта и покоя для нас считается свернуться калачиком под пледом в кресле, это даже не растекание по земле, а эмбрион какой-то. Что же с нами сделало время! Имею в виду не наши дни, а течение столетий.

В «Счастливой девочке» мама учит совсем маленьких дочерей прыгать через веревочку (скакалкой ее тогда не называли) и говорит: «Главное — прямая спина! И ноги!». А потом они подросли и сами выучились танцевать вальс, а мама их немножко доучила тому, что они сами не смогли. И опять говорила: «Самое главное — это прямая спина, и кружитесь так, как будто со следующим витком взлетите!»

Ох, как это трудно. Всегда, во всех ситуациях — прямая спина. И достоинство, и свобода. Если научиться этому в раннем детстве — будешь счастливой девочкой.
87
0
28.01.2018 00:53

Я буду называть свою Чучундру – мама ТАТЬЯНА СЕМЕШКУР | 27 ЯНВАРЯ 2018 Г.

От меня отказались приемные родители, у которых я жила с 4 лет. Психологи сказали вести дневник… будут проверять, есть ли он… Ну и читайте! Вы все уроды!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

27.02.2012. Лежу в больнице, тошнит.. От всего тошнит, от этих старых, отвратительных санитарок, от врачей, от мерзких домашних детишек…. Не буду выздоравливать. Умру в туалете. Нет не умру, сначала затоплю туалет, а потом когда они будут бегать и орать, умру…

28.02.2012. Приперлась какая то тетка, смотрела на меня, как на грязного котенка, видно погладить хочет, но руку отдергивает… это потому что я ходячий ужас… говорила какую-то фигню, спрашивала, спрашивала, говорила, говорила. Я ждала чтобы она скорее ушла. То из приюта, то соцработник из школы.. теперь ЭТА. Чё им от меня всем надо? Хотя пусть ходят, конфеты носят, йогурты…

03.03.12. Опять припералась… ночнушку принесла, и книги, тетради, альбомы с карандашами… лучше бы конфеты, жмотка. Я все спрятала. Мне в детдоме все это понадобится.

04.03.12. Опять принесло…

05.03.12. Вот уж какая настырная тётка, посмотрим надолго ли.

06.03.12 Два часа улыбалась Этой. Спрашивает, что мне надо….Еще немного и можно будет просить телефон. Вот уж дура… Неужели хочет забрать меня? Ей, что еще не напели, какая я? Буду улыбаться.

08.03.12. Я же говорила!!! ХАХАХАХАХАХАХАХАХА у меня телефон. Поставила на неё «ЧУЧУНДРА-ЧУЧУНДРА». Очень подходит…

11.03.12 Я в Ависе, спонсоры возили по магазинам, надарили вещей и бижутерии. Так жить можно.

15.03.12. Эта ходит почти каждый день, её зовут Александра. Она очень глупая. Но не плохая. Рассказывает о её детях, муже. О себе. Говорит, что могу не называть её мамой, если не хочу. Я хочу называть её чучундрой.

28.03.12. Сказала собираться домой. Завтра. Надо было умереть еще тогда, когда затопила туалет…. Буду улыбаться. Там еще 5 маленьких детей. Посмотрим…

15.04.12. Она, Саша, ничего не умеет… на кухне она чучундра, то не успеет, то помоги, то течет, то утекает.. как она здесь без меня вообще обходилась….

20.04.12. Моя Чучундра так меня смешит…. Сегодня смеялись, у меня до сих пор челюсть болит)))) Ну и пусть! Буду жить с чучундрой и её чучендрятами… если с ней так смешно)))) Пусть приходится ей все подсказывать, помогать.. я так понимаю без меня она вообще дома на кухне все только портит.

21.04.12 Ржу…

22.04.12 Ржу не могу

23.04.12 Смеялась с ней весь день… а сейчас оказалось, что я растрепала ей все мои тайны. Вот гадина! Даже не улыбнусь больше этой твари.

24.04.12. Ржу… Ну их в пень, эти тайны…

25.04.12 Мне завтра 15 лет… Я не хочу умирать!

26.04.12. Я все поняла! Она просто лентяйка, она прекрасно умеет делать на кухне! И ни чего у неё не убегает и не бежит!!! Такой торт мне отгрохала!!! Я не замечу… пусть думает, я не понимаю, что она ленится…

Её друзья приходили, называли её дурой…жалели. Чучундра попросила их уйти… Она меня возненавидит! Ну и пусть! Тогда точно умру!

30.04.12. Я все жду, когда Саша начнет меня ненавидеть.. Молчу.

01.05.12. МИР! ТРУД! МАЙ! Спросила. Саша сказала, что те кто не любит её детей, ей не друг….. Её ДЕТЕЙ!!! Я её ДОЧЬ!!!

17.05.12. Утром рано проснулась, а она сидит на кухне плачет. Она такая огромная, сильная, веселая… плачет.. Оказалось боится, что она мне не нравится… Все таки она дура! Моя дура))))

09.05.12. ПОБЕДА! Я все решила! Я буду называть свою ЧУЧУНДРАЧКУ – МАМА))))

Мама плакала. Целовала меня и плакала. Схватила меня в охапку. Просто сгребла с пола и рыдала как дура!

13.05.12 Надо выбросить дневник. Начну новый. Стыдно перед мамой.

22.06.12. Показала дневник маме, смеялись два часа)))) Она же не дура, все понимает! Моя мама!

Стиль, орфография и пунктуация оригинала сохранены
114
10.01.2018 16:37

Мужчина-подружка, нянька и мамочка. Алеся Лонская

Как сложно быть современным мужчиной… Теперь недостаточно не пить, не курить, не бить и деньги в дом приносить. Потому что женщина современная и сама себя обеспечит. Теперь выходят на первый план такие вещи, как «общие ценности» и «личностные качества». Если раньше девушки, выходя замуж, учитывали способность мужчины приобрести и сохранить имущество (или предпочитали уже имеющих собственность), теперь — выходят за личные качества. Ты можешь быть без квартиры — тебе это простят, а вот если с тобой поговорить не о чем — это непростительно.

Представление об идеальном мужчине за последние 20 лет изменилось радикально: остались все традиционные требования и добавились новые, например, уметь играть с детьми и получать от этого удовольствие. А? Скажите, что не так! Или — быть на родах вместе.

Однако в этих требованиях уже изначально заложено противоречие. Например, мужчина, по современным негласным стандартам, должен быть одновременно мужественным и чувственным, эмпатичным. Желание и невозможность соответствовать этой новой норме приводит нынешнее поколение мужчин к повальной невротизации. Ведь гендерные предписания совсем еще недавнего по историческим меркам прошлого подразумевали в качестве цели выживание, а не получение удовольствия от жизни. И, соответственно, воспитывались современные мужчины в стратегии выживания. А для выживания не нужно было быть эмпатичным, не нужно было проводить столько времени дома, не нужно было играть с детьми — нужно было очерстветь, укрыться в панцирь и добывать пропитание, спасать дом, родину, прикладывать сверхусилия и совершать подвиги — ну, какие чувства, какая эмпатия, если кругом враги или конкуренты. Им нельзя открываться.

Кто бы мог подумать, что этих, тогда еще маленьких мужчин через 20 лет заставят рыдать над «Титаником» и жертвовать на благотворительность («Какая благотворительность, я это с трудом заработал!»). Ведь в современной семье требуется уже не выживать, а уметь получать удовольствие от жизни и общества друг друга. Тем более, что в городе исчезают традиционные и испытанные способы «бегства» мужчины к своему племени — гараж, рыбалка, компания в пивнушке. Сообщество ровесников разбросано поодиночке по другим районам, гаражи исчезли, рыбалка… ну, какая рыбалка… Исчезает и конкуренция между людьми за ресурсы, потому что ресурсов хватает на всех, и можно уже считать другого братом, а не соперником, а в таких условиях нужно не закрываться, а, наоборот, открываться, сотрудничать, взаимодействовать. Учиться строить отношения.

Уменьшается количество рабочего времени, растут возможности для удаленной работы, — в итоге мужчина все больше времени проводит с женой и детьми. Настолько много, что это можно назвать историческим прецедентом. Чтобы быть с женщиной, приходится учиться быть… женщиной. Понимать ее. Но многие мужья не стремятся к этому и по-прежнему живут в предыдущем веке, в тех гендерных рамках, в которых были воспитаны. Например, если жене нужна помощь по хозяйству или с детьми, мужчина помогает не сам, а призывает свекровь (то есть происходит возврат к предыдущей многопоколенной системе, когда существовало четкое разделение женских и мужских обязанностей). В принципе, это ничуть не обидно и вполне нормально для 20 века. А жена ждет уже другого.

Женщины живут в 21 веке, у них иные ожидания от мужчин. Они хотят, чтобы гендерные роли теперь не были такими жесткими, их новый идеал — пара, в которой нет старшего в иерархии, а взаимодействие происходит между равными партнерами. И мужчина вынужден учиться отдыхать с женой и детьми. А он может этого не уметь или не хотеть. Он думает: деньги принес, в магазин сходил и свободен, свой долг исполнил. А поговорить? А с детьми поиграть? А новое платье оценить? А фильм посмотреть? А понять? А успокоить? Ведь женщина тоже теперь проводит меньше времени с подругами. Исчезли коммуналки, исчезла оседлая жизнь в одном месте (постоянные переезды, съемные квартиры, к мужу, к работе, к хорошей школе…) — и подруги остались в соцсетях и, в лучшем случае, в скайпе. Муж и жена остаются наедине друг с другом. Одинокие и такие разные.

Этот отрыв порождает недовольство. Мне кажется, современные браки разваливаются во многом из-за этого. Даже не столько из-за вынужденности и вместе с тем невозможности существовать только друг с другом, сколько из-за разрыва многочисленных социальных связей и исчезновения альтернативных способов удовлетворить потребность в понимании (развал мужских и женских компаний, которые «никак не соберутся» или просто исчезают из-за другого ритма жизни).

Мы иной раз требуем от мужчин заменить нам женскую компанию и хорошую мамочку. Заметим, что они от нас не требуют заменить им мужскую компанию.

Они просто в смятении.
125
01.01.2018 16:06

Надя и Лукашин: трудное счастье «болвана» и «безалаберной» Алеся Лонская

Лукашин стоит перед зеркалом и лупит себя по щекам, морщась от непереносимости самого себя. «И что она во мне нашла?» — говорит он о Гале.

— Я тоже удивляюсь, что она выбрала тебя. Ты такой болван! — говорит мама.

Сколько раз вы смотрели «Иронию судьбы»? Я не менее пятнадцати, и снова и снова открываю что-то новое. Поначалу, в юности я не видела в этом кино ничего, кроме смешного сюжета. Потом считала Лукашина дураком, а Ипполита — правильным человеком, за которого и следовало выходить замуж. И лишь когда мне самой пришлось столкнуться с проблемой созависимости в отношениях, я поняла, о чем же в действительности этот фильм. И расплакалась. Я поняла, что передо мной история любви, которая победила негативный сценарий героев. А ведь многие не видят в этом фильме любовь. Видят карикатуру на пьянство, карикатуру на советский строй, но только не то, как искренность и подлинность побеждает манипуляцию. Ведь Женя Лукашин в начале фильма и Женя Лукашин в конце фильма — это два разных человека.

Болван
В начале фильма перед нами маменькин сынок 36 лет, невеста которого только что буквально вынудила сделать ей предложение. Галя и Женя — это созависимая пара, где в основе отношений лежит не истинная любовь, а нужда. Женя нуждается в руководстве «твердой рукой», потому что не доверяет своим чувствам, не уверен в себе оттого, что убежден в своей никчемности (сцена перед зеркалом, где он морщится, глядя на себя). Конечно, убеждение это родом из детства, от «железной матери», которая самоутверждалась за счет сына («ты такой болван!»). Отца, как мы видим, в фильме не предусмотрено. И в конце, и в начале фильма мать, с одной стороны, постоянно унижает Женю, с другой — относится к нему нежно, как к ребенку. Этих отношений Женя ищет и со взрослыми женщинами. Такова Галя, которая сразу становится в конкуренцию с мамой, буквально изгоняя ту из квартиры. Мама не против, потому что видит, что передала сына в «твердые руки», которые не допустят, чтобы он «распустился».

Галя — жесткий человек, не умеющий чувствовать, и нуждается в эмоциональной подпитке от Жени. Она тоже внутренне не верит в то, что ее кто-то может полюбить (а полюбить «железную леди» очень тяжело, ведь она сама отталкивает мужчин). Так как Женя привязан к ней как щенок, она будет самоутверждаться за его счет, как делала его мама. При этом обоим в паре всегда будет плохо, но уйти друг от друга они не смогут из-за эмоциональной сцепки «никто, кроме тебя, меня не полюбит». Заметим, что первый вечер с еще даже не супругой закончился для Жени (между прочим, трезвенника!) выпивкой. Рискну предположить, что так было бы и в дальнейшем. Подсознание гнало бы этого персонажа к бунту против «железной руки», и он вошел бы в круг «напьюсь – испытаю чувство вины – меня простят – снова напьюсь». Фактически с Галей его могла ждать судьба алкоголика.

Вот что пишет о зависимых отношениях психотерапевт Олеся Полякова: «Если созависимый подавлен своими и чужими чувствами, то контрзависимый отрезан от своих и чужих чувств. Если созависимый с крайне низким чувством самоуважения, то контрзависимый с неоправданно (компенсаторно) раздутым самоуважением, хотя надо понимать, что в обоих случаях лежит крайне низкая самооценка. А вообще оба типа не верят, что достойны любви, глубоко внутри удивляются, что к ним можно так трепетно относиться. Созависимый энергетически пуст, контрзависимый не справляется с наплывами маниакальной энергии. Если созависимый держится в тени, то контрзависимый демонстративен, необыкновенно обаятелен. И созависимые, и контрзависимые избегают прямого общения, привыкая к триангуляциям, провокациям, манипуляциям, для них это более понятный и безопасный способ взаимодействия».

Манипуляции со стороны Гали неочевидны. Но если присмотреться, они везде. То, как она мастерски убедила его встретить Новый год вдвоем, намекая, что иначе уедет праздновать к друзьям. То, как она отвадила его самого от друзей. То, как она вынудила его сделать предложение, — так, что он думал, будто сам решился на такой шаг. «От тебя не убежишь», — констатирует Женя в одном из диалогов. Он не признает своей воли, Галя им полностью руководит.

В завершение сцены Галя спрашивает Женю:

— Когда люди поют?

Женя не может понять ее вопроса. Тогда ей приходится ответить за него:

— Когда они счастливы!

И Галя вручает ему гитару, намекая на то, что он сейчас должен чувствовать счастье.

А Женя счастья не чувствует. Он чувствует страх.

После ухода Гали он бьет себя по щекам и сомневается в себе. Это подсознание тащит его в баню. Подсознание, которое чувствует все. Он не хочет напиваться, но напивается. Если бы он хотел жениться, то не напился бы. И в дальнейшем напивался бы регулярно, потому что сбегал бы от Гали к друзьям, как ребенок от строгой мамки, потом получая за это «по шапке».

Но судьба Женю любит. Если бы жена Павлика не позвала того в Ленинград, быть бы Жене алкоголиком. Однако его по ошибке, как мешок, грузят в самолет вместо Павлика.

То есть ситуация несамостоятельности здесь доведена до абсурда, как и бывает в драматическом искусстве. И затем превращается в свою противоположность.

Безалаберная
Мамы нет, Гали нет, и Жене предстоит резко стать взрослым. Потому что он попадает в квартиру к такой же несамостоятельной девчонке. Причем в такую ситуацию, к которой не мог привести его «сценарий» жизни (Надюша в другой ситуации ему вряд ли бы понравилась). Заметим, что во всех других жизненных положениях он привычно оставался человеком, которому НЕ НУЖНО принимать решение. (В одной из сцен фильма он замечает, что его профессия врача не предусматривает самостоятельность. Мне кажется, в эту профессию его определила мама). Но когда ты оказался в чужой квартире — у тебя просто нет готовых решений.

Поначалу мы видим отыгрывание роли ребенка, когда Женя еще пьян. Он даже говорит о себе во множественном числе, как говорят мамы о малышах.

И тут посмотрим на Надю. Что сделал бы серьезный человек (ну, скажем, Ипполит) на ее месте? Сразу вызвал бы милицию. Но нет. Надя не тот человек. Ее внутреннее дитя любопытно. Она желает знать, кто этот тип, и пытается его разбудить, проявляя при этом невиданную прежде для застенчивой девочки смелость.

Какой мы видим Надю в начале фильма? Она в первый раз приготовила еду (приготовила плохо) и ждет своего жениха — тоже последний шанс «пристроиться» от мира мамы к миру папы, точнее «папика» — мужчины, который будет ею руководить и ее обеспечивать. Фигуры отца в жизни Нади, видимо, не было, что делает ее беззащитной и обреченной на поиск таковой во взрослой жизни. Ее мама, увы, как и Женина, реализовывалась за счет своего ребенка, и вот к чему это привело: перекормленный птенец остался в гнезде, не расправив крылья. Фильм затрагивает поколенческую проблему того времени: это было первое поколение гиперзаботливых родителей. Проблема актуальна и сейчас настолько, что фильм можно пересматривать и пересматривать, видя в героях и себя, и друзей, и родных.

Итак, Надя и Ипполит — тоже созависимая пара. Ипполит — мужчина строгого порядка, не признающий в жизни хаос. Он достиг успехов в карьере, у него дорогая машина, он делает дорогие подарки, но не умеет чувствовать и внутренне беззащитен. Это холодный мужчина. И он находит себе женщину, которую будет «воспитывать», чтобы за счет ее горячей эмоциональной натуры компенсировать свою внутреннюю неуверенность и бесчувственность. Будь он уверен в себе, он не возвращался бы по триста раз в квартиру, откуда его прогнали. Нормальный молча ушел бы с концами.

Вернемся к началу «питерской» части фильма, где Надя еще не знает Ипполита. Близкие люди познаются в неожиданных ситуациях, когда они вынуждены проявить свои настоящие качества — вместо тех, которые они демонстрируют публично.

Каким представлял себя Ипполит в отношениях с Надей? Надежным, заботливым. Но стоило случиться неожиданности — перед нами ревнивый тиран, обвиняющий во всем своего самого близкого человека:

— Я не удивлен, что этот тип оказался в тебя в квартире. Ты непутевая. Безалаберная. Странно, что ты вообще его заметила! Мало ли, что там валяется!

При этом Надя потупила глазки и практически не пытается себя защитить. Но про Ипполита нам все становится ясно. Ясно то, что в отношениях с ним Надя будет жертвой, и она подсознательно готова к этому. На уровне сознания она все еще надеется, что он изменится, что это «случайность», и требует с него обещание больше не ревновать. Однако мы знаем, что человека без его воли изменить нельзя, и если он ревнует сейчас — дальше он будет ревновать только сильнее, если обзывает сейчас — дальше будет обзывать сильнее.

Но в ситуацию все время вмешивается Лукашин. Узнав Надю ближе, он встает на ее защиту и даже хорошенько заламывает руку Ипполиту, когда тиран пытается его ударить. Перед нами уже другой Женя Лукашин — мужчина, который умеет защитить женщину, при этом не желая довлеть над ней, желая только уважать ее. То есть здоровый человек.

Здоровому человеку уже не нужно уходить в алкоголизм, и он отказывается от выпивки, когда приходят подружки Нади. Метаморфозы происходят с Женей и дальше. Приобретя уверенность в себе, он сам начинает петь — ему уже не суют в руки гитару. Он поет оттого, что действительно счастлив. Он оказался с женщиной, которая не довлеет над ним, которая находится с ним в равных отношениях. И эта женщина похожа на него самого! В них обоих есть тот самый «дух авантюризма», который так противен Ипполиту, то есть внутреннее творческое начало, умение чувствовать, инициативность — то, что в них «сломали» железные матери, усиливается от их встречи и наконец прорывается, «разрешает себе быть».

Прорыв инициативности, чувственности проявляется в их демонстративных ссорах, разрыве фотографии, выкидывании билета, демонстративном уходе Нади, хватании бритвы и многих других деталях. Фактически перед нами резвятся дети, которые сами себе разрешили быть детьми и наслаждаются этой игрой, где нет проигравших, в отличие от их предыдущих отношений.

Отчего Лукашин так быстро забывает Галю? Оттого, что не любит ее. Отчего он вдруг становится уверенным в себе? Думаю, тому поспособствовал сам сценарий «вторжения» в квартиру.

— Я чувствую, что теперь могу все! — признается он в беседе с Надей.

Но разорвать невротическую связку между Надей и Ипполитом не так-то просто. Женя применяет для этого все способы. Удивительно, как настойчив теперь бывший «маменькин сынок» в завоевании своей истинной женщины! И настолько тяжело противостоять сценарию…

Ипполит нуждается в этих отношениях, и оттого разрыв эмоциональной сцепки для него безумно болезнен, он готов умереть. Он так нуждается в чувствах, устав от собственного холода, что буквально кожей старается вернуть себе возможность чувствовать — встает под ледяной душ. Но забывает снять шубу! В каждой детали этого кино сценарист будто заложил по главе психологических учебников. Если ты желаешь почувствовать что-то — сними с себя шубу! Признай себя беззащитным. Но он не может. В этом его трагедия. Он не снимает «внутреннюю шубу» до самого конца, когда Наде уже понятно, что это за человек и что ее с ним ждет. Вместо того чтобы признавать свои ошибки и слабости, вместо того чтобы говорить о своих чувствах, такие люди обвиняют других и пеняют на их слабости (вызывают чувство вины у супруги-жертвы). Так, стоя под душем, он заставляет Надю и Женю сомневаться в их чувствах, в их истинности, ругая их, как малых детей. Он напоминает Жене, что тот забыл московскую невесту, намекая на его «моральные устои».

«На правду нельзя обижаться, если она даже горькая. Надя, вот за такой короткий срок старое разрушить можно, а создать новое очень трудно, нельзя. Конец новогодней ночи, завтра наступит похмелье, пустота-а-а…. Самое интересное, что вы оба знаете, что я прав».

Тут Ипполит применяет манипуляцию, но для героев она остается незаметной. Во-первых, старое никто не разрушал, просто потому, что его не было. Была некая оболочка. Если бы что-то было, визитом в чужую квартиру нельзя было бы разрушить настоящую любовь к Гале и к Ипполиту. Во-вторых, и в этом вторая манипуляция — «оба знаете, что я прав». Ипполит заставляет Надю думать, будто Женя думает, что он прав, а Женю — что Надя. На самом деле, оба могут сомневаться в такой трактовке «правоты».

Насолив героям, Ипполит уходит мокрый, заявляя, что хочет умереть. Обычная манипуляция созависимых. Некоторые угрожают покончить самоубийством, демонстративно режут вены или открывают окна, забираясь на подоконники, чтобы удержать вторую половинку. В 1975 году психология в виде множества популярных книг еще не вышла в массы, про поведение созависимых людей режиссер и сценарист вряд ли знали, — тем интереснее наблюдать за совершенно точным портретом этого психологического состояния и его динамикой.

Однако Надя принимает правильное решение — она не возвращает Ипполита. Она не бросается за ним и не делает того, чего он ждет: что она будет винить себя и просить прощения. Как поступает взрослый человек? Взрослый человек сам ответственен за свои чувства и поступки. И она отдает ответственность за жизнь Ипполита — Ипполиту. Браво, Надя! Ты поняла, как себя вести. Разумеется, он не будет умирать. На самом деле он этого не хочет.

«Боже мой, как я устала», — произносит она. Но яд Ипполита все же действует в ней. Пусть она не бросилась его возвращать, но он отвратил ее от Жени. Она не верит в истинность его чувств, в то, что можно так быстро «создать новое».

Заметим, что в таких, как Ипполит, окружающие видят только положительный пример. Когда Ипполит ушел, Надина мама сказала: «Такого хорошего человека обидели!».

Однако вот такой «хороший человек» есть самое страшное ненасытное зло.

Женя уезжает. Перевоспитал-таки Ипполит безалаберную… Создал в ней того внутреннего «родителя», которого не дал ей отец. Но не того, который поможет ей быть счастливой… А вот какого: критикующего, унижающего, не позволяющего поверить в другого, во всем и во всех сомневающегося. Ее глаза потухают. Они могли бы потухнуть на долгие годы.

Мне в такой же ситуации психолог посоветовала создать собственного внутреннего родителя — поддерживающего, дающего веру в себя. Это долгая работа, которая позволит исцелить внутреннего Ребенка.

По счастью, Надин внутренний ребенок уже исцелен Женей — тем, кто ее поддержал. И он, ее внутренний ребенок, вырывается из-под власти внутреннего родителя и — «Вы считаете меня легкомысленной?» — бежит в Москву за тем, кто впервые помог ее глазам зажечься.

Болван и безалаберная
Покинутый, Женя возвращается в Москву.

Возвращается в роль прежнего маменькиного сынка, и мы с печалью вспоминаем уверенного в себе, расправившего плечи мужчину, который защищал свою женщину от тирана. «Бедный ты мой ребенок», — гладит его мама, и он засыпает как младенец с мыслью, что лучше ему никогда не жениться. Если раньше случался «откат назад» у Нади, и он ее спасал, то теперь его самого нужно спасти от «отката» в сценарий — и Надя делает это. Она приезжает в Москву. Они стоят, обнявшись, и теперь никому не врут. Им не нужно предъявлять кому-то других себя, они чувствуют себя в безопасности. И мама, и друзья мгновенно видят, что они тут лишние, что теперь не смогут разделить этих двоих.

Хорошо, что все кончается хорошо. Ведь только в отношениях без игр, без жертв и тиранов человек может быть по-настоящему счастлив. Лукашину нравятся Надины подруги, ей — его друзья. Надя даже не будет конкурировать с мамой (хотя бы потому, что она плохо готовит). Все становится на свои места — никто и ничто теперь не помешает этим людям любить друг друга и наслаждаться общими друзьями и общей творческой жизнью, где никто не называет одного безалаберным, второго — болваном.

Они разрешают друг другу таковыми быть. И если раньше Женя говорил: «От тебя не убежишь», — то теперь ему не нужно никуда сбегать, чтобы побыть «болваном» — человеком, который может просто быть собой.
184
28.10.2017 16:37

С ним не стыдно Таисия Попова

После очень трудной рабочей недели каждый живой человек имеет право 20 минут посидеть в любимом кафе и никого не слышать и не обонять. Особенно если ему надо после этой паузы бежать за ребенком в садик и быть готовым остаток дня общаться на сложные детские темы. Например, вчера перед сном дочь спросила меня, зачем нужны мальчики. Полусонная, я наскоро пробормотала, что они совсем не всегда нужны, и на этом мы обе выключились. Но продолжение темы захотелось обдумать, тем более что повтор вопроса был отнюдь не исключен.

Я пила свой пуэр и наблюдала за парой девочек-подростков, за соседним столиком показывавших друг другу фотографии в смартфонах и обсуждавших личную жизнь. В какой-то момент мой слух включился.

— Я никак не могу убрать эту фотку, подумай сама, как можно было в такого красивого не влюбиться!

— Но вы же уже решили расстаться?

— Решили.

— Так почему? Раз он такой для тебя красивый?

— Мне с ним… — девочка запнулась, поерзала на стуле и наморщилась, — мне с ним неловко как-то.

— В смысле, он тебе как чужой? — уточнила ее собеседница.

— Нет… — первая девочка вдруг задумалась. — Это другое. Иногда было неприятно, что мы вместе, и меня с ним видят. И мне не хотелось, чтобы меня к нему относили, и я в этот момент даже забывала, что он красивый. Ты понимаешь?

— Он просто не твой человек, — авторитетно подытожила вторая девочка.

В этот момент мои свободные 20 минут закончились, и я так и не узнала продолжения этой истории расставания. Но по дороге в садик вспоминала свою собственную раннюю юность, когда так не хватало слов и определений. Мне когда-то было столько же лет, сколько этим девочкам, и я отчаянно хотела найти СВОЕГО человека. Своего мужчину. Что такое «свой мужчина», мне было неясно. По каким критериям (цвету волос? диплому? интересам? умению танцевать? хорошей семье? количеству денег?) его определяют? А вдруг мужчина покажется своим, а потом окажется, что я жестоко ошиблась, и мое юное сердце разобьется вдребезги?

Никто не мог внятно дать определение «своего мужчины», потому что все девочки вокруг были такие же юные, недолюбленные и начитавшиеся художественной литературы, а также уверены в том, что появлению действительно СВОЕГО мужчины обязательно предшествует как минимум знамение с неба. Ты посмотришь на этого мужчину, и тут же почувствуешь — это ОН.



В университете меня учили, что любое определение можно разложить на три составляющих. И вот сейчас я твердо знаю, что определение «мой мужчина» для меня включает три неизменных пункта.

Во-первых, с избранником не должно быть страшно. Нет, это не означает, что он непременно носит на каждое свидание двуручный меч или газовый баллончик и водит злого ротвейлера на цепи. Но ощущения тревоги в присутствии своего мужчины я испытывать не должна. Если мне хочется в его обществе очень внимательно смотреть по сторонам, проверять, достаточно ли у меня с собой денег, напряженно следить за его настроением, временем и темой разговора, то это точно не мой человек. Когда мозг сигнализирует мне, что я должна защищать себя сама и за все отвечать, — это верный признак того, что этот мужчина не способен это сделать.

По этому пункту я часто слышу возражения, что патриархальные времена давно канули в Лету, и женщина должна сама обо всем позаботиться, и никто, кроме ее собственного мужа, не обязан за нее платить, помогать ей решать проблемы и даже терпеть ее беспричинные перепады настроения. Но повторю, пункт «с ним не страшно» входит в определение «МОЙ мужчина», а не «ЛЮБОЙ мужчина» или «ВООБЩЕ мужчина». Понятное дело, что у других может быть все иначе, и им не страшно, что мужчина может решить не тратить на них деньги.

Во-вторых, с избранником не должно быть стыдно. Кстати, думаю, девочка в кафе, решившая расстаться с молодым человеком необыкновенной красоты, именно это пыталась сформулировать.

Стыдно бывает отнюдь не потому, что мужчина некрасив, да и идеалы красоты сильно меняются в нашем нестабильном мире. Стыдно бывает, если мужчина не умеет общаться. Позволяет себе нелитературные выражения. Рассказывает сплетни. Не видит разницы в одежде для похода в оперный театр и похода в горы Кавказа.

Когда я была юна и прекрасна, всех своих ухажеров я проверяла на незамысловатом тесте по этому пункту. Если какой-то мужчина желал моей компании, я говорила, что хочу пойти в Молодежный театр на Фонтанке (это крайне популярный театр среди студентов в Питере ввиду его демократичных цен на билеты и выразительных спектаклей), так не пригласит ли мужчина меня туда. Из этих походов в Молодежку я могла бы составить сборник анекдотов.

Теперь я точно знаю, что мне стыдно с мужчиной, если он опаздывает в театр. Причем не просто приходит к третьему звонку, а появляется спустя минут 10 после начала спектакля, и при этом удивляется, что я не дождалась его триумфального появления.

Еще мне стыдно, когда мужчина в антракте идет в буфет, покупает там чай за 50 рублей для себя одного, не предложив мне ровно ничего, и упорно пьет этот чай, хотя я упрашиваю его вернуться в зал, потому что уже был звонок. Я же заплатил за него 50 рублей, я допью его во что бы то ни стало!

Очень стыдно, если мужчина выходит после спектакля и просит вернуть ему деньги за билет (притом, что билеты стоили очень недорого). Кстати говоря, если мужчина позволяет женщине тратить на себя деньги или — о, ужас — просит у нее денег (без разницы, на проезд или на расширение бизнеса), то это самое стыдное. Именно в этот неловкий момент я сразу перестаю считать этого мужчину мужчиной, то есть человеком противоположного пола, с которым у меня могут быть какие-то отношения. Да, я очень далека от идей эмансипации в этом вопросе, хотя понимаю, что многим женщинам неловко, когда на них тратят деньги, и они чувствуют себя обязанными.

Ну а в-третьих, с избранником не должно быть скучно. Пожалуй, здесь даже не стоит не вдаваться в долгие объяснения. Вряд ли можно перепутать ощущение скуки с каким-то другим. В мои прекрасные 18 лет я услышала, как один священник сказал: в супруги стоит выбирать того, с кем вы можете говорить бесконечно. За прошедшие годы я так и не слышала лучшего определения по пункту «мне с ним интересно». Когда меня спрашивали, что такое для меня любовь, я отвечала, не задумываясь: «Любовь — это разговоры».

Все это я обдумывала по дороге в сад, радуясь, что моей дочери еще так мало лет, и она когда-нибудь будет спрашивать у меня, кто же такие СВОИ. А, может быть, не станет спрашивать, а будет упорно пытаться найти опорные пункты сама. И спустя лет двадцать мы сверим, что у нас обеих получилось.

Но как бы то ни было, когда дочь познакомит меня со своим избранником, я не удержусь от вопроса: «Тебе с ним не страшно? Не стыдно? И не скучно, правда же? Тогда, наверно, это и впрямь ТВОЙ человек».
197
24.03.2017 21:27

«Вдова в первые годы – это ходячая незаживающая рана» СВЕТЛАНА ХЛЕБНИКОВА , АННА РАТИНА | 24 МАРТА 2017 Г.

«Это же какая-то глубинная неправда: я была замужем, я не в разводе теперь, я вдова. Меня мягко укорили: зачем раз за разом ставить людей в неловкое положение, очевидно же, что системе просто нужно знать, есть у тебя сейчас муж или нет». Почему злость и гнев – нормальные чувства, как вытерпеть тех, кто советует «жить дальше», и как правильно поддержать женщину, потерявшую мужа, рассказывают Светлана Хлебникова и Анна Ратина.
«Вдова в первые годы – это ходячая незаживающая рана»

«Другим хуже, чем тебе»: как не надо соболезновать
«А мы папу похоронили так же, как моего хомяка?»
Катерина Мурашова: Не ждите месяц, чтобы сообщить ребенку о смерти папы
Нельзя говорить ребенку: «Бог забрал маму»!
Горе встретим вместе
Люди ждали, что я «буду жить дальше»
Светлана:

– Чем старше я становлюсь, тем лучше понимаю, что все рецепты есть в старых сказках. Самый известный, вероятно, – рецепт счастья: они жили долго и счастливо и умерли в один день. В детстве мы обращаем внимание на первую половину этой фразы.

Вторую, как любые разговоры о смерти, предпочитаем пропускать мимо ушей. Мудрость второй половины пожелания понимаешь в тот день, когда твое «счастливо» заканчивается. Любимый человек умирает, а ты остаешься жить дальше.

Через некоторое время после того, как я овдовела, у меня начались провалы в памяти. Я теряла вещи, забывала имена, путалась в событиях. Я так боялась сойти с ума, до такой степени не понимала, что со мной происходит, что держала это в себе.

Я чувствовала, что окружающие меня люди, которые поддержали меня, надеются, что я приду в себя, перестану убиваться, приму жизнь такой, какая она есть, и «буду жить дальше». И я очень старалась оправдать их ожидания, уже не вспоминала вслух, не плакала прилюдно. Только сил даже на привычные ежедневные дела у меня практически не было. Не только любимая работа, но и самые обыденные вещи делались с огромным трудом и волевым напряжением.

В тот день я потеряла банковскую карточку и чуть не сорвала важную встречу. Был один из обычных тяжелых и бестолковых дней первого полугодия после потери. Вечером я зашла в магазин и возле кассы, в коробке «Все по 30 рублей», увидела книгу «Вдова вдове».

Книга открылась на главе «Где я забыла свою голову?». И я заплакала от того, что хоть кто-то меня понимает, и купила книгу.
Я благодарна ее автору Женевьеве Юрье, вдове, которая взяла на себя труд рассказать о своем опыте и поддержать других вдов.

После первой годовщины Володи я сделала довольно подробный конспект книги и выложила его в «Живом журнале».

Они выдавливали из себя «Держись» и пропадали
Анна:

– Со Светой мы познакомились в ЖЖ, и, когда начали общаться уже по-настоящему, узнали друг о друге больше, меня все время не оставлял образ: вот есть минное поле, и первый сапер – это Света. А я иду за ней и ступаю туда, где, скорее всего, можно пройти.

Когда Света выложила в «Живом журнале» конспект книги «Вдова вдове», мой муж еще был жив, но мы знали, что скоро он умрет.

Так получилось, что еще при жизни мужа я столкнулась с беспомощностью окружающих – они не знали, как нас поддержать.
vdova_vdoveБолезнь мужа была долгой, в последние девять месяцев она дала тяжелые неврологические осложнения. Думаю, не нужно объяснять, что это значит. Друзья приходили, прятали глаза, иногда плакали, выдавливали из себя: «Держись, звони, если что», – и пропадали. Сейчас я не обижаюсь, им было действительно очень тяжело, особенно с учетом отсутствия личного опыта – и отсутствия традиции вербализации сочувствия и организации практической помощи.

Когда я увидела конспект Светы, первая мысль была: да, это то, что нам всем нужно. И через неделю после смерти мужа я поделилась этим конспектом с друзьями, присовокупив четкое послание от себя: «Я хочу, чтобы вы были рядом со мной, и чтобы это было полезно для нас всех». Верю, что этим я уберегла себя от многих – искренних, но убийственных – реплик в духе «Держись, ты сильная, у тебя сын, все пройдет, впереди целая жизнь, Денис с вами», а друзей уберегла от ощущения невозможности помочь, которая и становится причиной таких реплик, и от следующего за этим ощущения мучительной неловкости.

Ужасают злость и гнев – ведь это «неправильные» чувства
Светлана:

– Женевьева Юрье не побоялась написать о том, что ужасает каждую вдову. Что самое первое чувство, которое ты испытываешь, когда понимаешь, что вдовство и потеря отца – это то, что случилось с тобой и с твоими детьми, – огромная злость и гнев.

Я потеряла мужа дважды. В первый раз – когда случился обширный правополушарный инсульт. Того взрослого, заботливого, ироничного и любящего человека, с которым я счастливо прожила пять лет, отца нашей двухмесячной дочери, не стало после минуты кислородного голодания участка его мозга.

Наша дочь уже не была с ним знакома, последствия ишемии для его характера были необратимы. Мне семь лет подряд почти ежедневно, извиняя его поступки, приходилось говорить себе и окружающим: нет, это не Володя, это его болезнь. Это не было ни подвигом большой любви, ни высоким пониманием долга. Я не рассматривала других вариантов, кроме как остаться семьей в эти семь лет.

И дело было не в том, что я давала клятвы на венчании, хотя я и уверена, что без Божьего благословения нашему браку мы бы не справились. Он не восстановился полностью ни физически, ни эмоционально. Но он увидел, как росла дочка, он продолжал быть ее отцом и моим мужем.

А потом Володя сломал шейку бедра, и второй тромб после операции или во время ее разорвался в легких и вызвал тромбоэмболию. Он провел в коме десять дней. И пять из них я знала, что надежды уже нет. Что молиться можно только о тихой, непостыдной и безболезненной кончине. И никакой кротости, никакого смирения у меня не было, была ярость от того, что это случилось с ним, со мной, с дочкой. Что он бросает нас, опять бросает нас, навсегда бросает нас именно тогда, когда так нам нужен!

Это длится недолго, но – помоги, Господи, каждой вдове в эти дни. Потому что помимо боли и гнева она чувствует стыд, понимая, что это «неправильные», недостойные чувства.

Не допускать, чтобы жена одна выбирала обивку гроба
Анна:

– Главное, что я повторяла, приходя на кладбище в первые два года – «Как ты мог, как посмел?» Во время болезни такого не было, сначала Денис боролся, и его энергия и мужество держали меня в тонусе. В последние месяцы стало не до того. А после смерти обида и гнев не давали дышать: ты всегда был сильным, ты обещал любить и беречь меня всю мою жизнь, как же ты мог оставить всех нас и свалить все на меня?

…Я счастливая – друзья сплотились вокруг нашей семьи так, что сорок дней после смерти мужа, наверное, образец того, как должно быть. Вся логистика, все перемещения – не только мои, но и родителей мужа, моей мамы, нашего сына, – были продуманы и организованы не мной.

В процессе организации похорон – а это жуткий своей обыденностью процесс – меня вызывали только тогда, когда без моего слова действительно нельзя было принять решение, и рядом всегда стоял кто-то, готовый подхватить, обнять, дать лекарство. Финансы – тут даже нечего говорить, объем помощи был большой.

Помню, на отпевании я подумала – а ведь сейчас я могу упасть в любую сторону, меня поймают тут же. И осознание этого тоже поддерживало.
И даже несмотря на такую мощную, всеобъемлющую, умную поддержку, мне было тяжело. Мою реакцию на абсолютно тактичный и уместный вопрос коллег мужа – они организовывали гражданскую панихиду и поминки – трудно описать. Меня спросили, чего я хочу, как я считаю нужным (кажется, где во время панихиды поставить гроб). О чем я думала тогда? Не смейте говорить в одном предложении слова «гроб» и «Денис». Я хочу не слышать о таком. Я хочу не быть. Не видеть, что вы живы, а он нет. Выразилось это, конечно, в слезах: дальше вода, лекарство…

Мне жутко представить, что приходится пережить вдовам, у которых нет такой поддержки, какая была у меня.

…Перевести денег, приготовить еду, предложить поесть (не факт, что получится, но стараться стоит). Обязательно быть рядом в морге, на кладбище. Не допускать, чтобы женщина в одиночку выбирала цвет обивки гроба, в одиночку разговаривала с администрацией кладбища, в одиночку забирала урну после кремации. Быть рядом с носовыми платками, водой, нужным лекарством, теплой кофтой. И не стараться дать логичные или утешительные ответы на вопросы: «Почему он? Почему мы? Как такое могло случиться?» Их нет, этих ответов.

Здесь – больше никогда
Светлана:

– Потом острая ежеминутная боль притупляется, становится фоном, с которым свыкаешься. Но начинаются слезы и жалость к себе, которые накрывают от того, что начинаешь осваивать смысл слов «никогда больше». Чем больше лет было прожито вместе, чем лучше были отношения, тем острее ужас вдовы от того, что никогда больше не поделиться, не посоветоваться, не рассказать. Что целое, которым удалось стать, разбито, и она на всю жизнь одна. И что этой жизни ей, в общем-то, совсем не хочется.

Анна:

– После сорока дней стихает движение вокруг, тот поддерживающий шум, который не позволял тебе остаться одной. Эти сорок дней тебя будто носят на руках. Друзья и близкие горюют рядом.

После сорока дней вступает в свои права повседневность, она отзывает людей к себе. Да, и именно тогда приходит осознание: «Здесь – больше никогда».
Можно верить и не верить в Бога и жизнь вечную. Я верю, и по-прежнему с верой и надеждой произношу слова «Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века». Но и эта вера не отменяет того, что здесь – больше никогда. Тепло тела, улыбка, голос – их ты больше не почувствуешь никогда.

Как невыразима словами полнота близости между мужем и женой – так невыразим словами и ужас этой потери, и телесный, и другой.

Скверный характер и чистка рядов
Светлана:

– Потом вдова учится принимать решения: от очень серьезных до бытовых. Сколь бы она ни была самостоятельна раньше, в этот период она неизбежно выйдет на новый уровень. Очень у многих вдов личность изменится так сильно, что это повлияет и на межличностные отношения. Окружающие будут говорить об испортившемся характере, вдова – о чистке рядов. А потом будет выработана какая-то новая жизненная стратегия, которая действительно позволит «жить дальше». Как пишет Юрье, на это в среднем уходит два года.

Главное, что осталось в сознании и сердце после прочтения этой книги, – я выживу. Но мне понадобится время. Много времени. И сострадание к себе, нестыдная жалость к себе и понимание необходимости экономить силы.

С тех пор, как я прочла книгу, прошло больше шести лет. Таких же честных и дельных книг на эту больную тему мне больше не попалось. Откровенно говоря, мне вообще больше не встречалось книг на эту тему. Ни переводных, ни написанных по-русски. Я обращаю на это внимание. И вижу, что даже в книгах и фильмах вдова редко бывает сколь-нибудь прописанным персонажем. Вдовы моложе 60 лет встречаются, кажется, только в книгах о войне и классической литературе.

Трудности адаптации вдовы к своей новой социальной роли увеличиваются еще и потому, что общество отказывается признать, что такая роль существует. Что вдова – это не обязательно старушка в черном платке.

«Знак вдовы» – что выбрать
Анна:

– Помню, первое время очень хотелось иметь какой-то знак, который оповещал бы всех о том, что я вдова. Черной одежды на все случаи жизни у меня не было. Кольцо на безымянном пальце левой руки – кто его видит и замечает?

Так нужен был этот знак, как белая палочка у слепого, который бы говорил людям: осторожнее с ней, не подходите с предложением романтической турпоездки для двоих (случилось ровно через две недели после смерти мужа), не пугайтесь, если она заплачет в, казалось бы, рядовой ситуации («А сын, наверное, на папу похож?», «Покажите, пожалуйста, согласие отца на выезд ребенка» и т.п.).

Нас не видно.

Светлана:

– Я годами училась говорить: «я вдова». И училась спокойно принимать разные варианты реакции на это слово. От «простите, не знал» до «такую цветущую женщину можно только поздравить с тем, что она свободна» (это было на пятом году, на итоговом рабочем собеседовании, и я промолчала).

Из книги Женевьевы Юрье мы знаем, что в других странах для вдов существуют группы поддержки. Почему их нет у нас? Потому что нет традиции. Потому что первые годы просто не до того, чтобы куда-то идти с этим. Более того, если ты говоришь, что вдов не так мало, как может показаться, то почти наверняка услышишь в ответ про «избирательное восприятие», про то, что «на самом деле» это единичные случаи.

У вдов первых лет очень мало собственных ресурсов для того, чтобы сначала научиться быть вдовой, а потом принять эту часть себя и позволить своей личности жить и развиваться дальше.
И подруга, которая понимает то, что ты чувствуешь, бесценна. Со своими легче, потому что многие вещи не надо объяснять. Я помню, как на выставке Зинаиды Серебряковой мы с Аней одновременно начали считать, сколько же художнице было лет, когда она овдовела. Потому что для нас обеих это значимый факт биографии, которым она не исчерпывается, но без которого многое, я уверена, будет понято неверно.

Но ты же не будешь ходить с флагом «я вдова». Нет мест, где мы можем собираться, нет внешних однозначно понимаемых идентификаторов, черное сейчас носят даже подростки.

Фото: 123RF
Фото: 123RF
Мы лишены традиции соболезнований
Анна:

– Завидую людям досоветских времен – из-за того, что у них были подпорки в виде традиций. Сложившиеся, уместные, но вместе с тем человечные формулировки соболезнований. Народные плачи. Каждому – то, что помогало выразить невыразимое. Умирающий Пушкин просил отправить Гречу короткую записочку – у того умер сын: «Поклонитесь ему и скажите, что я принимаю душевное участие в его потере». Душевное участие в его потере!.. Мы лишены этого языка, у нас есть только газетное «выражаем глубочайшие соболезнования», «скорбим вместе с вами». Нам еще предстоит найти слова.

Светлана:

– В древних книгах отдельным, особо оговариваемым нехорошим поступком или даже преступлением считалось «обидеть вдову». Экономическая активность женщин и, вероятно, сердечная черствость и жуткий страх наших законодателей перед любым упоминанием о смерти изъяли вдов из современного правового поля. Вдовы есть только у Министерства обороны. «Гражданская» вдова с несовершеннолетним ребенком не защищена, например, от сокращения на работе (нет, она не считается одинокой матерью, которую по закону можно сократить только с условием щедрых выплат).

Выбирая «не замужем», я чувствую себя оплеванной
Анна:

– Прошло полтора года после смерти мужа, я оформляла страховку на машину, девушка-менеджер среди прочего спросила меня о семейном положении. Я ответила – вдова. Она покраснела, едва ли не заплакала, извинилась и сказала: «Здесь нет варианта “вдова”, здесь есть “замужем” и “не замужем”».

Вечером я рассказала об этом знакомым, возмущаясь, что это же какая-то глубинная неправда: я была замужем, я не в разводе теперь, я вдова. Меня мягко укорили: зачем раз за разом ставить людей в неловкое положение, очевидно же, что системе просто нужно знать, есть у тебя сейчас муж или нет. Так что – не замужем. Кивни, промолчи.

«Ставить людей в неловкое положение»! С этим, наверное, сталкиваются все вдовы в нашем едва начинающем говорить социуме.
«Я вдова». – «Извините, я не знал/не знала». За что вы извиняетесь? Это лишь один пункт из того перечня, который может меня охарактеризовать: женщина, мать 13-летнего сына, журналист по образованию, православная христианка, вдова… Однако, сама того не замечая, уже ты начинаешь извиняться: извините за ту неловкость, которую вы чувствуете, но я вдова.

Светлана:

– Формы анкет для соискателей, резюме и личного листка по учету кадров не содержат такого варианта ответа на вопрос о семейном положении.

Я знаю, что не все меня поймут. Но каждый раз, выбирая «не замужем», я чувствую себя оплеванной. Потому что меня заставляют отказаться от памяти, от того, что делает, сделало меня такой, какая я есть. И, если посмотреть на эту ситуацию совсем приземленно, практично, лишают конкурентного преимущества на старте. Потому что все вдовы, которых я знаю, работают, как звери, и, справившись с тем, с чем им пришлось справиться, не боятся никаких трудностей на работе, разве что дальних и долгих командировок, пока дети маленькие.

Разговоры о будущем и проблема, которую нельзя решить
Анна:

– Мало от чего я впадала в такое остервенение (именно это слово, увы, да), как от того, когда со мной пытались говорить о будущем. «Жизнь длинная, ты еще молодая, ты еще сможешь, встретишь, будешь счастлива, родишь». Кому, как не женщине, только что потерявшей мужа – неважно, скоропостижно или после долгой болезни, – знать, что жизнь может быть до обидного коротка, что она может оборваться страшно и неожиданно, что счастья, увы, никто не гарантирует.

Будущего может не быть. Да и просто нельзя говорить женщине, потерявшей половину тела (а это буквальное ощущение), что нарастет новая половина «лучше прежней». Разговоры про «новых» детей – это, по-моему, абсолютное табу.

Еще хуже были рассказы о вдовстве безупречном. Наталья Николаевна Пушкина, вдовевшая семь лет. Чья-то подруга, так и не вышедшая больше замуж, посвятившая всю себя памяти мужа. От таких примеров хотелось завыть волчицей.

Светлана:

– Как и от слов «ты и ваша дочка всегда будут для нас напоминанием о Володе» – я не мемориальный музей, я живой человек! По возможности, не провоцируйте такие всплески.

Ментально вдова в первые годы – это незаживающая рана, ходячая травма, проблема, которую нельзя решить.
Это не вопрос квалификации и количества денег, которые вы ей – и спасибо за это! – готовы дать на похороны. Это вопрос сострадания, в том числе публичного.

Моя подруга, которая повисла на мне от той минуты, когда мы выходили из церкви, и до самого конца поминок, потом извинялась за то, что, может быть, не дала возможности родственникам подойти ко мне. Но она никого не оттерла, все так были готовы к тому, что я «сильная женщина и буду держаться достойно». С некоторыми из этих людей мне до сих пор не о чем говорить, а та подруга стала сестрой, потому что была рядом, просто была рядом и держала за руку в эти часы.

Этот отсчет не прекратится, пока мы живем
Анна:

– Наверное, никто не может быть мудрее жизни, которая идет, едет и вывозит куда-то. Никакие слова не могут быть сильнее этого неумолимого, вечного, ранящего, но и врачующего движения.

Как ни странно, мне помогли люди, которым было много больнее, чем мне – родители мужа. Помогли без особых слов, просто своим опытом. В их семьях был опыт вдовства – и жизни после него. Мать свекрови потеряла мужа на войне, но после встретила мужчину, вышла замуж, родила еще одну девочку, жила с ним до самой смерти, дочек – кто родная по крови, кто нет – он не различал.

Мать свекра овдовела уже зрелой женщиной, неожиданно, в мирное время. Семья их была живой, слаженной и гармоничной, но чуть больше, чем через год после смерти мужа, случилась другая встреча, и с этим мужчиной они уже не расставались до его смерти. В силу возраста, привычек и многих других сложностей это был не привычный брак, скорее, хозяйственно-гостевое партнерство, но то, что счастье в этом союзе было – бесспорно. Так вот, мои свекры никогда не забывали этого опыта и – всегда ненавязчиво – транслировали мне: жизнь идет.



…Прошло шесть лет у меня, семь лет – у Светы. Этот отсчет, видимо, не прекратится, пока живем. Эта временная шкала – тоже мы, как и все, что принесла и забрала эта потеря.

Чтобы тебя услышали – нужно сформулировать и сказать. Чтобы поняли другие – нужно понять себя самой. Понять и то, что ты человек с травмой, с сильно, критически потраченным ресурсом.

Рана зарастает, остается шрам. Нет, даже не так. Это не увечье, а новый внутренний ландшафт.
И с горечью, смирением, но и со смехом (черный юмор вдов! хорошо, что есть подруга, с которой можно так посмеяться) понимаю еще одну правоту Женевьевы Юрье: встреть муж меня сейчас, такую – наверное, вряд ли бы увидел и полюбил. И это – тоже жизнь.

Наверное, с этих слов нужно было начинать. Но весь текст выше для нас – не резюме, а только вступление к болезненному, но очень нужному нам (а может, не только нам) разговору, общению. Так что закончу этими словами.

Меня зовут Анна. Мне 37 лет. Я вдова. Я жива. Я не знаю, что будет дальше. Но я хочу сказать о том, что было и есть.
527
14.03.2017 23:59

Взял красавицу — терпи! Ульяна Меньшикова

Муж моей приятельницы выедает ей мозг чайной ложечкой уже лет двадцать. Сколько их помню, супружница никогда не дотягивала до идеала. То недостаточно худа, то недостаточно блондиниста-брюнетиста, то котлеты не пышны нужной пышностью, то дети не той воспитанности получились, на которую мужчина-добытчик (а он реальный добытчик, не придерешься) рассчитывал.

Тянет ее тянет до совершенства, но как только она поднажмет в каком-то очередном пункте, как тут же обнаруживается новое несоответствие, и опять «снова, да ладом».

Их обоих это вполне устраивает, не осуждения ради завела я этот разговор, просто после очередной беседы с бесконечно совершенствующейся подругой навеяло-вспомнилось.

Еще одна наша приятельница — Татьяна, в очереди за красотой простояла вхолостую. Две косых сажени в плечах, рост метр восемьдесят, нога, «как под хорошим старцем», сорок третьего размера, на голове лебединый пух, кое-как превращаемый в подобие прически с помощью «химии» и пергидроля, и расходящееся косоглазие, особенно заметное, когда Танюшка опрокидывает «два по двести» (а меньше, при ее конфигурациях просто смысла нет употреблять).

Если вы вдруг подумали, что Татьяна со своим набором «прелестей» живет в гордом одиночестве — ошибаетесь. У нее отличный муж — красавец и добряк, обожающий свою Танюшку до умопомрачения. Ничто его в любимой женщине не смущает, кроме одного. Муж не пьет вовсе и никогда не пил, вот такой странный человек. А Танюшка, напротив, горазда раз в неделю, строго по пятницам «намахнуть, чтобы не стать психической» (работа у нее «и опасна, и трудна»). И не всегда получается «два по двести». В зависимости от ситуации на опасной работе бывает и по три раза по двести, а то и по четыре. Но домой всегда на своих ногах. Там любимый супруг с умытыми-причесанными детьми жену поджидает.

Татьяна заносит свое тело пловца-олимпийца в дом, на пороге ее встречает супруг. Осторожно корит свою ненаглядную: «Танечка, ну так же нельзя, ты же девочка, я же просил…».

На что Татьяна презрительно фыркает и с великосветской интонацией, слегка порыкивая, произносит: «Знаешь что, раз взял красавицу — так уж терпи!».

Берите на вооружение, девушки. Убедить мужчину можно в чем угодно, при одном условии — если он вас любит.
1.6К
09.03.2017 23:02

"Мне тридцать лет, а я не замужем"...

Мне тридцать лет, а я не замужем.
Как говорят, не первой свежести.
А в сердце чувств такие залежи,
Такой запас любви и нежности!
Моим богатством нерастраченным
Так поделиться с кем-то хочется.
"Да на тебе венец безбрачия", -
Сказала мне соседка-склочница.
Молчала б лучше, грымза старая,
Да помогла б мне с этим справиться.
Все говорят, я девка статная,
И не дурна, хоть не красавица.
Как вкусно я варю варение,
Как жарю кур с румяной корочкой!
И кто б мне сделал предложение,
Не пожалел бы ну нисколечко!
Тут заходил один подвыпивший.
Жену с детьми отправил к матери.
Час посидел, мне душу выливши,
Потом ушел. Дорога скатертью.
А скоро праздники подкатятся.
Пойду к подружкам на девичник я.
Вчера себе купила платьице,
Не дорогое, но приличное.
Надену лаковые лодочки,
Войду в метро, как манекенщица.
Потом с девчонками, под водочку,
Нам, может, счастье померещится.
На платье ворот в белых кружевах,
И в нем такая я красавица!
Подружки обе, хоть замужние,
Но, в общем, тоже несчастливые.
Мужья их в доме гости редкие.
Один - моряк. Все где-то плавает.
Другой встречается с соседкою.
Но дети есть, а это - главное.
Я им твержу - терпите, девочки.
Какие есть - а все ж мужья.
И в платье новеньком, с отделочкой,
Одна домой отправлюсь я.
И у метро куплю у тетеньки
Три ветки в бусинках мимоз.
Уткнусь лицом в букетик желтенький
Так, чтоб никто не видел слез.
Мне говорят - с твоей-то внешностью
Ну что такого в тридцать лет?
И кружат в сердце вихри нежности,
Как майских яблонь белый цвет.
Лариса Рубальская
256
04.03.2017 16:27

Инструкция по созданию и поддержанию зависимых отношений в семье Довгаль Виктория Источник:

Как известно, зависимые отношения крепки и долговечны. Там, правда, мало счастья, взаимоуважения, свободы, интереса, творчества, да и жизни вообще. И если это игнорировать, то, вполне, можно жить. Но если вам в жизни эти ценности важны, то нижеизложенные пункты помогут сориентироваться и сделать ревизию своих отношений. И при обнаружении зависимых тенденций, остановить их развитие и направить свою энергию для построения здоровых партнерских отношений. Итак, что нужно делать, чтобы отношения становились все более зависимыми? Просто продолжай: Скрывай свои чувства, особенно негативные. Никогда не злись и, тем более, не говори о своем неудобстве. Терпи все, что не нравится. Ты всегда должна быть в хорошем настроении и довольна. Уберегай всеми силами партнёра от появления у него неприятных чувств из-за тебя. Никогда не делай того, что может его расстроить, обидеть, зацепить самолюбие, и не дай бог – причинить боль. Его чувства – это твоя ответственность. У вас все должно быть общее, никакого личного пространства. Общие друзья, свободное время только вместе, даже если не хочется, общий пароль на компьютере. Своего мнения у тебя тоже не должно быть, так как вы одно целое и думать должны одинаково. Границы – это плохо и стыдно, вы же любите друг друга. Счастье партнера для тебя всегда должно стоять на первом месте. А лучше на единственном, так надежнее. Если партнер не разделяет твоих интересов, то от них надо, без промедления, отказаться. Игнорируй свои потребности, если их не одобряет партнер. Твое Личное Важное подождет. Да и разве оно того стоит? Иметь свои маленькие секреты и сделать что-то без спросу – это предательство. Отчитывайся за каждый момент своей жизни. Ну и, конечно же, ты в полном праве можешь требовать его отчет: что он делает, где он, с кем он. Звони почаще, чтобы каждую секунду знать его перемещения и ход мыслей. Хорошо бы проверять телефон и соцсети, ну так, на всякий случай. Это не контроль – это забота. Просто ты скучаешь и все время о нем думаешь. С-с нужно давать всегда, даже когда не хочется. Потому что если не давать, он уйдет к другой, а ты останешься у пустого корыта, и будешь винить себя за то, что испортила счастье собственными руками. Если нет оргазма – имитируй. Никогда не говори об этом и о том, как он может помочь тебе получить удовольствие. Жди, пока сам догадается. Телепатия – основа общения. Любит, значит догадается. Если не догадался, сразу обижайся, держи оборону подольше, пусть помучается. Вот ты, например, всегда знаешь, что лучше для него. Прояснять отношения, уточнять, что непонятно - лишняя трата времени. Закрывай глаза на любое неуважительное отношение к тебе. Главное убедить себя, что все это он делает только из любви и ничего плохого ввиду не имел – бьет, оскорбляет, не помогает, не держит слова, подсмеивается, говорит, что у тебя что-то не то с головой, с мыслями, что ты нервная истеричка и надо лечиться и так далее. Главное внушить своему партнеру, что он беспомощен и без тебя никуда. Без твоей любви он пропадет. И никто его так любить не будет. И только ты знаешь, что нужно ему для счастья. И вообще, чем больше мужчина становится сыночком, тем надежней он при тебе. Вот с этого момента уже можно начать выражать претензии, потому что они на этой стадии отношений практически безопасны. Следить за собой не надо. И развиваться тоже не надо. Это для тех, кто еще одинок, и хочет привлечь внимание. Вообще одиноких неудачником сразу видно, они выглядят хорошо, улыбаются, у них горят глаза. Стараются. А тебе это ни к чему, потому что ты уже всего достигла. Мужчина рядом – можно расслабиться, ведь это главное событие твоей жизни. В развитие есть опасность, что может перестать устраивать, так как есть. Все твои просьбы должны звучать как претензии. Ты искренне должна быть возмущена тем, что партнер не соответствует твоим ожиданиям и не удовлетворяет твои потребности. Он должен! И точка. Надо хотеть изменить другого. Потому что именно из-за него у тебя нет счастья. Измениться должен он, а не ты! И, последнее. Никогда не бери ответственность за свое счастье и качество своей жизни на себя! Потому что твои отношения, построенные на вышеизложенных принципах, могут дать сильную трещину. В такого рода отношениях, есть свои выгоды, иначе бы люди их не поддерживали. Например, безопасность. Главное, что другой человек всегда рядом, я не одинока и кому-то нужна. И как бы человек ни плакал, ни страдал, и не жаловался на свои отношения и жизнь, часто, так ничего и не решается менять. Потому что жить по-другому еще страшнее. А это хоть и сложная, зато понятная, чаще всего впитанная с детства, модель взаимоотношений. Отказаться от нее – выход в полную неизвестность. А там встреча с одиночеством, стыдом, чувством предательства родителей, их ценностей и образа жизни и страхом перед самостоятельной жизнью. Тяжесть от того, что не с кем разделить ответственность, и некого сделать виноватым за свои страдания, потому что это уже полностью твой выбор. Выбор другой жизни, своей жизни и какой она будет, уже зависит только от тебя. Чтобы решиться на такие перемены, необходимо, иметь окружение, которое способно поддержать, также наличие внутренних ресурсов, то, на что можно опереться в себе: знания, умения, опыт достижений. И конечно, в этот период, может оказать большую поддержку психотерапия.
177
03.03.2017 00:11

СКАЗКА ПРО СВОЁ И ЧУЖОЕ Юлия Серина

Бабка на проходной бесцеремонно захлопнула перед ней дверь и рыкнула:
— Чего тебе?
— Мне бы … замуж, — прошептала она.
— Ишь, куда собралась,- усмехнулась старуха. – А зачем тебе?
— Чтобы любить кого-нибудь, — выдохнула девушка и покраснела.
— Значит, любить тебе некого?- непривычно ласково спросила старуха. – Ну, это мы сейчас быстро исправим, — успокоила бабка и, пошарив под своим столом ….сунула ей в руки невесть откуда взявшегося котенка. – На, люби.
Иди, — приказала «злая ведьма», не дав даже открыть рот несостоявшейся невесте. И пока не полюбишь, не приходи.


Котенок был жалкий — худой, грязный и вечно голодный. Со временем он обзавелся красивой густой шерстью, надменностью и наплевательским отношением к хозяйке. Любить его было нелегко: кот упорно отказывался ходит в лоток, точил когти об обои, подкарауливал в темноте и кидался на ноги, больно впиваясь когтями и зубами. Потом оставив эти детские забавы, стал метить туфли, шубу, кровать, ковер, дверь, книги. Сначала она хотела его кастрировать, но потом подумала, что вряд ли сможет объяснить старухе отсутствие на коте такого важного органа и оставила эту идею. И как такого любить? Она старалась изо всех сил, но кот в ответ только гадил в ее косметичку.

-Вот ваш кот, — девушка протянула бабке хорошо откормленного, чистого, ухоженного, красивого кота. Кот спрыгнул на пол и стал тереться о ноги «старой ведьмы», что-то приветливо мурлыкая. – Не могу я такого любить. И даже не знаю, нужна ли ему моя любовь.
— Любовь всем нужна, — наставительно сказала старуха. — А замуж за этим нечего ходить.
— А я за этим туда больше не хочу, — улыбнулась девушка.
— Вот оно как, — удивилась бабка, и первый раз внимательно посмотрела на нее. — А зачем тогда?
— Чтобы меня любили, — заявила барышня.
— Ну, конечно, зачем же еще, — недовольно хмыкнула бабуля. – Знаешь что, ступай на работу, там у тебя есть Игорь Семеныч, любит тебя без памяти. А здесь тебе нечего делать, — сказала, как отрезала, старуха.

Игорь Семенович и вправду был. Смотрел на нее долгим тоскливым взглядом, но подойти не решался. В прошлом году, на корпоративе они оказались за одним столиком, и он коснулся ее своей рукой. Рука была влажная, мягкая, неприятная. «Хорошо, что другие подробности про него я не знаю»,- с облегчением подумала она тогда и пересела за другой столик.

По дороге домой она приказала себе: «Надо пробовать!», — и пригласила Игоря Семеновича на чашку чая. Чаепитие завершилось у нее дома. Мягкими, влажными и неприятными у Игоря Семеновича оказались не только руки. «Ничего, это не главное», — строго одернула себя Она и согласилась встретиться с ним завтра. Потом послезавтра, потом поехать вместе отдохнуть, а потом переехать к нему.
Дни потянулись тоскливые, сонные, серые. Игорь Семенович заглядывал в глаза и был готов исполнить любое ее желание, но желания пропали. Кроме одного – сбежать подальше.

-Не хочу так больше, — с горечью сказала она бабке, когда увидела ее около проходной.
— Так ты, милочка моя, сама не знаешь, что хочешь, — проворчала бабка, — Вот что, ступай домой и подумай, чего хочешь, а чего не хочешь, что нравится, а что не нравится. Что твое, а что «чужое», «наговоренное». «Свое» оставляй себе, а хлам всякий – мети метлой, — и с этими словами бабка вручила ей метлу и подтолкнула к выходу.
«На чем же вы будете летать, бабушка?», — хотела съязвить девушка, но вовремя остановилась.

Первым делом она выкинула метлу, потом старые вещи, которые уже несколько лет пылились в шкафу, затем журнальный столик, который был ужасно неудобен и так же ужасно моден, следом все, что «может когда-нибудь пригодится», но так ни разу не пригодилось, туда же отправились журналы с «правильными» советами по организации «правильной» жизни, жуткие шторы, которые ее давно раздражали, но идеально подходили ее кухне согласно фен-шуй, вымыла пыльное окно, которое едва пропускало свет, обнаружила, как много ненужного, лишнего, бесполезного разложено по полочках, ящичкам, коробочкам, распихано по углам, храниться в столе. Сметая мусор, она увидела на полу свой старый акварельный рисунок. Стерев с него пыль, с грустью подумала, как давно она не рисовала.
Краски и кисти нашлись почти сразу, они словно ждали ее за дверцей старого скрипучего шкафа. Предвкушая давно забытое удовольствие, она окунула кисть в краску.

В этот момент в дверь позвонили. Перед ней стоял симпатичный молодой человек с бабкиной метлой в руке.
— Извините, девушка, это не ваша метла?
129
0
02.03.2017 23:57

Жизнь в тени

Давно, еще будучи подростком, я услышал от своей бабушки историю одной супружеской пары. Они были ее соседями по старой квартире. Эту историю я запомнил и до сих пор иногда вспоминаю.

Бабушка наблюдала за жизнью той пары на протяжении десятков лет. Они были примерно ее ровесниками, плюс-минус. Там сильно болела женщина. Начиная лет с 50-ти. Муж постоянно вызывал ей скорую. Привозил к ней врачей. Симптомы были разные, врачи тоже. Мужа часто видели с этой женщиной во дворе: он то водил ее под ручку, то возил на инвалидной коляске, то просто сидел рядом на лавочке. Бегал для нее за пирожными в булочную, за газетами в киоск, за лекарствами в аптеку. Укрывал ее пледом, обмахивал веером. Все звали ее по имени-отчеству, его имени никто толком вспомнить не мог. Мужчина был всегда на шаг позади нее, в тени ее болезни — подхватить, подтолкнуть, погладить. Она постоянно беседовала с соседями о своих болячках, он молчал и тихонько кивал ей в такт.

А потом он умер. В одночасье. Просто лег и не встал. А женщина поднялась с коляски, стала сама ходить в булочную и в аптеку. После смерти мужа она прожила лет 20, не меньше.

Бабушка рассказывала, что ее по-прежнему часто видели гуляющей во дворе — статную, степенно вышагивающую, с веером в руке летом и с шалью на плечах зимой.

Бабушка рассказывала, а я зло смотрел вслед этой женщине в своем воображении, со всей ненавистью, на какую только способен подростковый максимализм.

Как часто в нашей жизни мы помогаем не тем. Присмотритесь к молчунам.

Олег Батлук
65
0
03.02.2017 23:56

Принцесса и стамеска. (Из ин-та)

- Принцесса! Прин-цес-саааа! - заорали под окнами. - Прекрасная принцесса здесь живет?
Она раздраженно вздохнула и высунулась из окна:
- Чего тебе?!
Внизу стоял принц. Обыкновенный прекрасный принц, конь в комплекте.
Принц задрал голову:
- Принцесса, говорю, здесь живет?
Она поморщилась и заорала в ответ:
- Нет ее! Гуляет во полях, да во лесах, цветы собирает. Завтра приходи!
Принц внимательно посмотрел наверх, потом вытащил кусок пергамента и сравнил рисунок с белобрысой головой, которая сейчас торчала из окна:
- Я тебя узнал! Ты же принцесса, зачем обманываешь?!
Принцесса сняла платок, устало потерла лоб:
- Не уйдешь, значит?
Принц упрямо мотнул головой:
- Я жениться приехал! Открывай!
- Ну, раз жениться - то поднимайся. Щеколду чуть на себя потяни, и только потом только вверх- заедает она. - объяснила принцесса и скрылась в окне.
Принц спешился, аккуратно привязал коня, нсколько мгновений поборолся с непокорной щеколдой - и в конце концов оказался в светлой, просторной комнате.
У окна сидела принцесса и что-то мастерила из полена.
Как только принц появился, девушка подняла на него глаза и задумчиво спросила:
- У тебя стамески нет?
Принц немного опешил, потому что у него были с собой каменья драгоценные, ткани бархатные и нити жемчужные.
А стамески не было.
- Ну нет, так нет. - кивнула принцесса. - Жениться, значит?
Принц откашлялся:
- Прекрасная принцесса, вести о вашей красоте и доброте дошли до нашего королевства. И решил я, что вы должны быть моей женой!
- Прекрасный принц, я тебя вижу первый раз в жизни и вести о тебе никак не дошли до моего королевства! - съязвила принцесса. - Я не могу сейчас замуж! У меня скоро сплав по высокогорной реке- мне надо готовиться! И поход на байдарках! И, вот - конкурс резьбы по дереву еще, а стамеску папенька с собой увез!
Принц совсем растерялся. Он представлял себе все это несколько иначе.
Совсем по-другому, если быть откровенным.
В его мечтах, прекрасная принцесса бросалась к нему в объятья и, сияя улыбкой, благодарила его за каменья, ткани и нити, которые он привез ей в подарок!
А вовсе не требовала стамеску, и уж точно не перечисляла какие-то дикие способы времяпрепровождения!
Принц был в ужасе и думал, как теперь объяснить отцу, почему он вернулся без невесты.
Ну не говорить же правду, в самом деле!
Принцесса смотрела на все эти мытарства и думала, что ей опять попадет от папеньки.
Потому что папенька каждый раз ругался и сетовал, что ей надо было родиться мальчиком, а то и вовсе в какой-нибудь другой королевской семье!
- Может быть, скажем, что я влюблена в кого-то другого? - неуверенно предложила она.
Принц пожал плечами:
- Глупости какие! Влюблена, скажи пожалйста! Нет, когда дело касается политики двух королевств - тут не до любви! Да и батюшка не поверит. В меня все всегда влюбляются с первого взгляда, понимаешь?
Принцесса окинула его внимательным взглядом и кивнула:
- Ну да, ты симпатичный. Но у меня сплав! И байдарки!
- И резьба по дереву! - развеселился принц. - Ты драконов, случайно, не укрощаешь в свободное время?
Принцесса радостно подпрыгнула и хлопнула в ладоши:
- Ну точно, ты умница! - воскликнула она. Принц непонимающе улыбнулся. - Скажешь, что меня похитил дракон! Трехглавый! И что освободившиему меня принцу - полкоролевства и несметные сокровища. С драконом я договорюсь - он мне в карты проиграл и за ним долг. У него пересижу пока, а там уж и зима настанет, дорогу к нам заметет, можно будет до лета не волноваться.
Принц закивал, думая о том, что с такими вестями домой воротиться не стыдно.
Перепрыгивая через ступеньки, спустился во двор, вскочил на коня и обернулся.
Принцесса махала ему из окна рукой.
- И скажи, что на дракона лучше со стамеской ходить! - прокричала принцесса, сложив руки рупором.
Принц махнул на прощанье рукой и поскакал прочь.
Принцесса села у окна, спрятала под стол полено и подперла подбородок рукой:
- Все принцы одинаковые! Хоть один бы кулаком по столу стукнул, сказал бы "Никаких больше байдарок, ты принцесса или кто?!". Нет же, все верят, уезжают, а я сиди тут, вырезай по дереву! Чертова колдунья, чтоб ей провалиться сквозь землю! Всего-то раз к ней в брюках вышла, а в результате - "Прокляну- прокляну, будешь всю жизнь сидеть и ждать, пока настоящий мужик приедет! А до этого - сиди с поленом ". И хоть бы стамеску оставила!
138
25.01.2017 00:07

ДОРОГАЯ, Я НЕ ЭЛЕКТРИК Алексей Газарян

Я знаю, что ты иногда смотришь на меня с укором. Мол, не умею я чинить розетки. А вроде как должен уметь. Ведь мужчина. Ну, хорошо, не с укором, а с вопросом: «Что же ты не можешь починить розетку?». И я хочу тебе на это ответить.

Понимаешь, тут не все так просто. Давай вместе попробуем разобраться, а где я, собственно, должен был этому научиться.

В семье? Но как? Мои родители — учителя. Папа математик. Мама тоже. Родители меня никогда не учили тянуть провода и устанавливать розетки. Папа меня раньше всех в школе научил теореме Пифагора и теореме Фалеса — это да. А вот розеткам — нет. Он много читал и писал, но электричеством вплотную не занимался. Яблоко от яблони? Очень может быть. Но тогда какие вопросы?

Дедушки? Я застал лишь одного. Он был крутым столяром, мастером высшего класса. Но со мной маленьким он тоже почему-то не изучал электричество. Может быть, потому что я был еще слишком юн?

Детский сад? Таких программ тогда еще не было. Да и сейчас, кажется, особо нет.

Школа? Давай переберем. Уроки труда — деревянные изделия. ОБЖ — все больше про химзащиту и автомат Калашникова. Уроки физики — теория электричества, все в тетрадках и, может быть, пара-тройка дидактических практикумов. «Потрем эбонитовую палочку о шелковую тряпочку». Задачки — решал влет. Но сама понимаешь, одно дело рисовать электрические цепи шариковой ручкой, другое — прокладывать их собственными руками. Электричество, как известно, ошибок не прощает.

Общественные организации? Мы мыли окна ветеранам, пели песни под гитару солдатам, вывозили мусор из лесов и парков. Потом были вожатыми для детей. Розетками пользовались, но исключительно для подключения техники: магнитофон, проектор, компьютер. Вставить штекер могу. Что тоже немаловажно.

Экспедиции археологические? Так там мы жили в палатках. Из электричества — только батарейки и аккумуляторы машин. Владею немного и топором, и лопатами — совковой и штыковой. Вскопать несколько квадратных метров — не вопрос. Разжечь костер — только вперед. Розетки — нет. Их в полях, прости, не было.

Университеты? Ну тут уже совсем другие материи. В высшей школе уже не до розеток.

Почему не научился сам? Хороший вопрос. Наверное, потому что никогда так не требовалось. А если и была нужда, то находился мастер-электрик.

Что мы можем сделать?

Давай уже найдем электрика. Знакомого. Хорошего. Постоянного. Пусть делает хорошо дело, которое любит. Которому учился. И деньги свои зарабатывает. Можно из ЖЭКа, если не очень — то много сервисов сейчас альтернативных. Давай поищем. Ведь когда каждый занят своим делом, это же хорошо! Нет, не согласна?

Могу пойти, конечно, на курсы. Если ты прям настаиваешь. Но стоит ли игра свеч, когда даже опытные электрики ошибаются и приводят к коллапсу целые дома в результате своих манипуляций с электричеством. И честно, не хочу, нет никакого желания. Я уже давно хочу на другие курсы, по нарративной практике. Это про истории, которые помогают людям. Да, да — мне лишь бы истории и рассказывать. Слышу, слышу. Но и ты услышь.

А может, ты пойдешь на курсы женщин-электриков? Если так они тебя волнуют, эти розетки. Может быть, у тебя призвание? Хотя нет, не стоит. Ведь даже опытные электрики… Ладно, шучу.

Я могу быть водителем, грузчиком, немного массажистом, могу собирать грибы и ягоды. Но я не могу быть электриком.

Знаю, что ты мне сейчас скажешь: «Тогда почему я должна быть поваром?». Но это неточная аналогия. На кухне ты вполне можешь не быть кондитером или пиццамейкером. И потом, если будет немного пересолен борщ или лапша, то пожара не случится. Переложишь перца — гореть будет во рту, это да. Но переживем и пережуем. А вот короткое замыкание — это уже серьезно.

«У Оли муж сам чинит розетки», -—говоришь. Да, Толик чинит. Только у него разряд и допуск чуть ли не к высоковольтным ЛЭПам. О, кстати, может быть Толика будем просить? Или не очень удобно? Мы бы с ним потом ходили в футбол играть. А в качестве бартера я бы читал ему стихи поэтов Серебряного века вслух. В школе чтение стихов у меня выходило на отлично. А ты бы мне подыгрывала на пианино. Как тебе идея?

Послушай, дорогая. Я твой муж. Я тебя люблю. Я куплю самые красивые розетки в цвет обоев, и мы вместе выберем самые прочные провода. А может и все наоборот. Как захочешь. Можешь все купить сама, проконсультировавшись с лучшими специалистами. Я не против. Я даже готов начать пылесосить по очереди и пересмотреть обязанности по дому. Только одно, прошу, прими…

Я не электрик
254
22.01.2017 12:33

БАСНЯ

Мужик однажды к Богу обратился:
"Ну, что за жизнь?" - он громко возмутился.
"Пашу я на работе,словно вол.
Ну, а жена? Лишь ужин мне на стол
И утром - завтрак. А, потом весь день
бездельничает, ей одеться лень!
Где справедливость, Господи, скажи?
И ты мои проблемы разреши!"
"Тут нет проблем- ему ответил Бог
Ведь нет того, чего бы я не смог.
Я поменяю вас с женой полами
А, дальше, вы уж, разбирайтесь сами!"
"Да! Я согласен! Вот уж отдохну!"
"Да будет так!" Бог тяжело вздохнул...
И тут всё началось для мужика:
Уборка, стирка, то - пришей рукав,
Детей умой, им супчику налей...
Один другого посадил на клей,
То - в школе с двойкой сына разберись,
То - в магазин...Как белка - вверх и вниз,
Уроки детям делать помогай,
Всю ночь посуду с куxни убирай...
Недолго выдержал ту карусель мужик,
Всего неделю и мужчина - сник.
Опять взмолился:"Боже, помогай!
Не ведал я, что жизнь мужчины - рай!
Верни назад, ведь женщина я - временно,"
Но, Бог ответил:" Поздно! Ты - беременна!"
118
14.01.2017 23:33

МОСТ ДЛЯ ПОЛИ Борис Мирза

В жене Сергею нравилось решительно все.

И то, что она худая и почти нет груди.

И то, что она совсем, казалось, бескровная и бледная.

И личико остренькое и скуластое.

И длинноватый тонкий носик.

И глаза такие зеленые и бездонные.

И русые прямые волосы, всегда собранные в пучок.

И то, что ее зовут необычным для деревни именем, Поля. И несмотря на то что с тех пор, как он привез ее из райцентра в свою деревенскую избу, прошло почти двадцать лет, он все еще с ума сходил в ожидании ночи с ней, когда она с утра, каким-то ведомым только ей способом давала понять, что сегодня ночью ей хотелось бы близости.

Весь день он ходил радостный: и работал на своем тракторе радостно, и подмигивал всем подряд, и даже пытался шутить с односельчанами, что делать у него выходило плохо, неуклюже, и он это знал. Но все равно не удерживался и шутил.

С годами близость между супругами стала случаться реже, но совершенно не утратила привлекательности. Сергей млел при одной мысли, что он скоро поцелует жену в шею, а она громко выдохнет и это будет означать, что вот, да, она любит и хочет его. Как всегда.

В деревне их браком реже восхищались, а чаще завидовали. Особенно женщины. Сергей не пил и много работал.

Хозяйка, в деревенском понимании этого слова, Поля была плохая. Ни скотины, ни огорода не держала. А только выращивала астры в палисаднике, да и все. Но Сергею было все равно. Все, что он любил, Поля готовила из продуктов, привезенных автолавкой. И готовила вкусно.

Она любила его и искренне гордилась сильным, трезвым и всегда влюбленным в нее мужем. Требуя от него только одного: чтобы он называл кетчуп — кетчупом, а не «кепчуком», как привык, и не смел называть табуретку «тубареткой». Она была совсем слабенькой. Вместе с тем, местные врачи не находили у нее никаких болезней.

Поля любила ходить по ягоды. И однажды с полуупреком сказала Сергею: «Вот жаль, что у нас мостика нет. Трудно в поле ходить через речку-то». Сказала и забыла, пошла с ведром по ягоды.

А Сергей не забыл. Он скорее удивился. Ну что такого трудного? Поколения и поколения деревенских женщин ходили вброд. А ей, видишь ты, трудно. Он покачал головой и задумался, глядя ей вслед и сам того не сознавая, привычно восторгаясь, как грациозно она несет ведро, держа его чуть на отлете…

Пока она ходила по ягоды, он съездил в совхоз и выпросил у директора досок. Немного — директор быстро уступил. Два бревна Сергей выпилил из брошенной покосившейся избы на краю деревни. И из этого всего сколотил для Поли мост.

И когда она возвращалась с ведерком малины, то увидела мост и сидящего рядом с ним Сергея и поставила ведро у речки, а сама медленно, словно модель на подиуме прошлась по мосту. И на середине вдруг бросила на Сергея быстрый взгляд и подмигнула. Сергей сглотнул. Она выглядела так величаво-победно! Будто королева, которая благосклонно взирает на своего влюбленного пажа. И когда она подмигнула, то Сергей подумал, что, вероятно, у них опять будет замечательная ночь…

Но вечером случилось несчастье. Поля перебирала ягоды и вдруг упала в обморок. Упала тяжело с таким грохотом, какой невозможно было предположить от падения худенькой женщины. Сергей почему-то сразу понял, что это не шутка, не женский обморочек, что случилась какая-то ужасная беда.

Он вызвал скорую из райцентра, а потом осмотрел Полю. Она дышала. Ровно и спокойно. Только глаза закатились, и видны были одни белки. Он поднял ее на руки. И понес в баню. Там он снял с нее мокрый халат и стал обтирать теплой водой и полотенцем. Поля пришла в себя. «Что ты делаешь? — спросила она. — Что со мной?».

И, увидев халат, заплакала:

«Как стыдно! Ой, как стыдно!».

«Что ты, елки-палки! — Сергей не знал, что сказать и заплакал. — Сейчас доктор приедет».

Он вытер ее и отнес домой. И она, такая хрупкая, лежала, прижавшись к нему всем телом и головой. И только ноги свисали безвольно с его руки.

— Ну, может, надо будет немного и полечиться, — сказал доктор из районной поликлиники и сделал укол.

Лечение заняло не больше года. После чего Поля умерла в больнице от рака крови. Это был ужасный год. Обмороки стали частыми.

Сопровождались они временной потерей памяти и многими другими неприятными последствиями, так что смерть стала облегчением для нее. А для него…

Поминки всей деревней кончились песнями и дракой. В которой Сергей не участвовал. Повинуясь какому-то трудно осознаваемому чувству, он пошел туда, где видел свою жену в последний раз здоровой. К мосту.

За тот год, пока Поля болела, он ни разу не был здесь. И вот теперь он увидел, что мост сожгли. Сделал это кто-то из тех, кто сейчас сидел на поминках. Обугленные остатки досок торчали как гнилые зубы, черные бревна были сдвинуты и с одного берега упали в воду.

Вся боль, которая год копилась у него внутри, вдруг сосредоточилась здесь, и ее единым выражением был разрушенный и сожженный мост. Он быстро зашагал обратно к дому. Виновник сидел там. Оставалось узнать кто и….

…Что будет делать и как узнавать, он не знал… Любой, любой мог сжечь, вся эта серая толпа за длинным столом. Сергей распахнул дверь и разговор сразу, в одно мгновение, умолк. Люди почувствовали: что-то неладное творится со вдовцом.

— Кто сжег Полин мост? — спросил он. И, когда ему не ответили, добавил: «Всех убью». Сказал так просто, что каждый сидящий за столом понял — да, убьет. Томительную тишину прервала бабуля по кличке Командир, бывшая бригадирша в совхозе:

— Вставайте, пакостники, кто сжег!

Сергей молча посмотрел на сидящих за столом. Пакостники боялись подняться. И каждый, почти каждый мог сделать это. Люди сидели серой массой, боясь поднять глаза от тарелок.

И тогда Сергей вдруг почувствовал, что устал. Что Поле не нужен его мост. Что она не пойдет больше за ягодой. Что она умерла.

Он сел на лавку и, закрыв лицо руками, заплакал. Заплакал, как мальчишка, постанывая и всхлипывая. Громко. Навзрыд.

На следующий день он приехал на тракторе на склад и ему без разговоров выдали еще досок. Бревна он выпилил там же, где и раньше. И когда он вез их по деревне, то люди кивали и здоровались с ним как обычно.

И он, как обычно, отвечал им.

К вечеру он сколотил новый мост. Вся деревня слышала, как он пилит бревна бензопилой, как шлифует доски и забивает гвозди.

Придя домой, он лег спать, и ему снилась Поля, идущая через мост, и он все хотел позвать ее, да не мог…

Сергей проспал почти сутки и, проснувшись, сразу пошел к мосту, сам не зная зачем. И когда он пришел туда, то, наверное, первый раз за год улыбнулся.

Кто-то, пока Сергей спал, приделал к мосту перила.
234
07.01.2017 18:31

Современная женщина...Роберт Рождественский

Современная женщина, современная женщина!
Суетою замотана, но, как прежде божественна!
Пусть немного усталая, но, как прежде, прекрасная!
До конца непонятная, никому не подвластная!
Современная женщина, современная женщина!
То грустна и задумчива, то светла и торжественна!
Доказать ее слабости, побороть ее в дерзости,
Зря мужчины стараются, понапрасну надеются!
Не бахвалится силою, но на ней, тем не менее,
И заботы служебные, и заботы семейные!
Все на свете познавшая, все невзгоды прошедшая,
Остается загадкою современная Женщина!
105
04.01.2017 21:23

Если мужчина не ваш... И.Самарина

Если мужчина не ваш –
Это не принц, а багаж.
Это обиды и гнев,
Это банальный припев…

Если мужчина не ваш –
Брак как мучительный стаж.
В паспорт любовь не придет,
Семьи не штамп создает…



Если мужчина не ваш –
Сердце ему не отдашь.
И не доверишь мечты
Это залог пустоты…

Если мужчина не ваш –
Он – как плохой макияж,
Смоется сразу в метель
С ним холодна и постель…

Если мужчина любим,
То не надышишься им,
Хочется душу открыть,
Лишь бы его сохранить…

Если мужчина любим –
Беды исчезнут, как дым.
В сердце – любовь и покой,
Если любимый с тобой…

Если мужчина любим,
Значит, улыбка – не грим,
Счастье искрится в глазах,
Больше душа не в слезах…

Если мужчина любим,
То принимаешь любым,
Сразу тускнеет пейзаж,
Если мужчина не ваш…
Источник: uduba.com
172
0
02.01.2017 19:14

Женско-мужской фразеологический словарь

ОНА ГОВОРИТ: Дорогой, у тебя не найдется денег? — ЭТО ЗНАЧИТ: Те деньги, что ты давал сегодня утром, неожиданно закончились.

Завтра к нам приедет мама. — Завтра к нам приедет теща.

Как у тебя дела на работе? — Тебе не повысили зарплату?

Милый, что бы ты хотел получить на свой день рождения? — Нам нужен новый утюг.

Может, пойдем погуляем? — Пошли скорей по магазинам!

Можно задать тебе вопрос? — Тебе конец!

Надо переставить мебель. — Давно пора купить новую мебель, да где уж нам, с твоим-то заработком!

Ой, давай забежим в магазин? — Давай побудем в этом чудесном магазине часа полтора.

Ой, приезжай скорее, я соскучилась! — У подружки занят телефон.

Ой, я же купила тебе пива! — Я купила себе новую кофточку.

Ой, я так счастлива! — Вот еще бы замуж…

Откуда у тебя помада на рубашке? — Господи, ну соври что-нибудь!

О чем ты думаешь? — Прекрати молчать.

Приди сегодня пораньше с работы, хоть побудем вместе! — Хочу сегодня опять подвигать мебель.

Слушай, давай не будем отмечать мой день рожденья… — Я вся такая несчастная-разнесчастная.

Сходи за хлебом. — Купи молока, масла, два десятка яиц, колбасы, сметаны, йогурт. Картошки, морковки, луку, свеклы, капусты, сахару и чего-нибудь к чаю.

Тебе звонила какая-то мымра. — Тебе звонил человек, обладающий женским ГОЛОСОМ.

Ты даже гвоздь забить не можешь! — Ты уже полгода не делал ремонт!

Ты думаешь только о себе! — Я думаю только о тебе!

Ты забыл, какой сегодня день! — Ты забыл, что сегодня семь месяцев со дня нашей свадьбы!

Ты меня не любишь. — Мне скучно.

Ты опять вчера заснул перед телевизором. — Слава Богу, хоть выспалась!

Ты только посмотри, во что я с тобой превратилась! — Опять пыталась померить старые джинсы, которые носила на первом курсе.

У меня душа не на месте. — У меня перекрутились колготки.

У нас нет хлеба. — Мы живем хуже всех. Мы нищие. У нас ничего нет!

У тебя кто-то есть? — Вчера чистила пиджак.

Что за жизнь! — У меня плохое настроение, но придраться не к чему.

Я быстренько! — Я столько, сколько надо.

Я у мамы, живи, с кем хочешь! — Я приеду завтра, после обеда!

Где ты шлялся, скотина? — Я соскучилась.

Источник: «Психологическая консультация«
Источник: Матроны.ру
173
0
1
наверх